Меню сайта
Статьи » Древнерусская литература » "Повесть временных лет"

"Повесть временных лет": характеристика произведения

  • Статья
  • Еще по теме

На основе летописной традиции ХI в. была создана самая значительная летопись Киевской Руси — «Повесть временных лет» (1113). Она была названа так учеными по первым своим строкам: «Се повести временных лет, откуду есть пошьла Русьская земля, кто в Кыеве нача первее княжити и откуду Русьская земля стала есть». Свод дошел до нас в позднейших летописных памятниках, соединившись с последующими сводами. Старшими и наиболее ценными из них являются: «Лаврентьевская летопись» 1377 г., которая включает вторую, сильвестровскую, редакцию, «Первая Новгородская» (ХIV в.) и «Ипатьевская летопись» 20‑х гг. ХV в., содержащие третью редакцию 1118 г.

В основу «Повести временных лет» легли летописные своды ХI в., русско-византийские договоры Х в., византийские хроники, тексты Священного писания, сказание о грамоте словенской, предания о восточнославянских племенах, о первых русских князьях и т. д. Редактируя предшествующие своды, Нестор первый связал историю своего народа с мировым историческим процессом, начав рассказ с разделения всей земли между сыновьями библейского Ноя, смешения языков после вавилонского столпотворения и выделения из племени сына Ноя, Иафета, славянского народа. Затем автор, опираясь на переводные хроники, объединил сведения из византийской истории и современной ему истории славян, описал христианизацию славян, создание грамоты, включил рассказ о соглашениях русских с греками, легенду об апостоле Андрее, о смерти Олега от своего коня, рассказ о взятии Ольгой Искоростеня при помощи птиц. В отличие от Нестора, Сильвестр в редакции 1116 г. и анонимный редактор 1118 г. внесли иную версию рассказов о половецких походах и княжеских съездах, подчеркнули в них роль Владимира Мономаха, сделали ряд новых книжных заимствований. Они также придали чудесному космический характер, ввели поэтический язык, близкий к народному разговорному (Нестор склонялся к речи книжной, украшенной грецизмами в области лексики и славянизмами в области синтаксиса). В отличие от Нестора, в описании сражений повторяющего краткие деловые формулы старших сводов, выдубицкие летописцы дают развернутые картины боя, более реалистические и в то же время поэтически образные.

Существует несколько гипотез об источниках, составе и редакциях «Повести временных лет». А.А. Шахматов («Разыскания о древнейших русских летописных сводах» (1908), «Повесть временных лет» (1916)) связывал ее основу со «Вторым Киево-Печерским сводом» (1095), восходящим к деятельности Киевской митрополии, и говорил о трех редакциях: 1113 (Нестор), 1116 (Сильвестр), 1118 (неизвестный автор). В.М. Истрин («Замечания о начале русского летописания» (1921)) соотносил первую редакцию «Повести временных лет» с русскими дополнениями к «Хронографу по великому изложению», созданному при дворе митрополита-грека в 1039 г., вторую считал несторовской (начало 10‑х гг. ХII в.). Д.С. Лихачев («Русские летописи и их культурное значение» (1947)), придерживаясь датировок редакций, предложенных Шахматовым, говорил о двух идейных источниках «Повести временных лет» — «Первом Киево-Печерском своде», созданном Никоном Великим в 70‑е гг. ХI в. в Киево-Печерском монастыре, и «Втором Киево-Печерском своде» (начало ХII в.) неизвестного автора. Оба источника были проникнуты патриотическим пафосом, политической остротой, исторической широтой, изложены «по летам», опирались на греческие хроники. Б.А. Рыбаков («Древняя Русь: сказания, былины, летописи» (1963)) выдвинул гипотезу об активном личном участии Владимира Мономаха в создании второй, сильвестровой, редакции. Третью он связывал с деятельностью сына Мономаха, Мстислава. Таким образом, вопрос о составе и источниках «Повести временных лет» не решен окончательно.

В отношении литературно-стилистическом особенностью «Повести временных лет» является ее многожанровая и многостилевая структура, охватывающая все богатство изобразительных средств древнерусской письменности. Материал, образовавший летопись, представлен, во‑первых, погодной записью, констатирующей факты. Для нее характерны документальность, отсутствие тропов. В центре ее внимания — важные для страны события: известия о рождении исмерти князей, их строительная деятельность; небесные знамения; церковные дела и т. д. Во-вторых, летопись включает записи государственных договоров (договоры Олега и Игоря с Византией и др.). В-третьих, в большом объеме представлены литературные жанры: воинская повесть (походы Святослава; осада Киева печенегами; описание Лиственской битвы 1024 г.); историческая повесть («Повесть об ослеплении Василька Теребовльского»); историческое сказание (крещение Ольги), житие («Сказание о двух варягах-мучениках»; «О кончине Феодосия Печерского»; «Об основании Печерского монастыря Антонием»; житие Бориса и Глеба); церковное и светское поучения (поучение Феодосия и «Поучение» Владимира Мономаха, дошедшее в составе «Повести» по Лаврентьевскому списку); произведения ораторские (речь философа о греческой вере, речи князей), публицистические выступления «отцов» церкви и посмертные некрологи, связанные с жанром надгробных похвальных слов (некролог княгине Ольге; похвала Владимиру). В «Повести временных лет» можно выделить также фольклорные жанры: а) топонимические легенды (об основании Киева; о происхождении названия г. Переяславля), б) библейские легенды (о посещении Русской земли апостолом Андреем, о разделе земли между сыновьями Ноя), в) родовые и дружинно-эпические предания, сказания, связанные с могильниками (о смерти Олега; о крещении Ольги в Царь-граде), г) сказки, былины (женитьба Владимира на половецкой княжне Рогнеде; подвиг Кожемяки; сказание о Белгородском киселе), д) пословицы и поговорки («Сгинули как обры»; «Беда как в Родне»; «Мир стоит до рати, а рать до мира»; «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его»), е) обрядовый фольклор (месть Ольги древлянам). Наконец, библейские изречения, фрагменты переводных сочинений, рассуждения о пользе книг. Итак, автор «Повести временных лет» стремился совместить задачи исторического, публицистического, религиозно-нравоучительного и литературного повествования.

Целью летописца становится осмысление темы русской земли, ее исторической судьбы, начиная с момента возникновения и кончая первым десятилетием ХII в. Содержание летописи определяет идея величия и могущества Руси, общности интересов и целей всей Русской земли, равноправной в ряду других мировых государств. Важность замысла определила монументальность, эпический план повествования. Первые (недатированные) страницы «Повести…» воспроизводят события мировой истории, частью которой, по мысли летописца, является история русского народа. В соответствии с библейской историей летописец ведет свой рассказ от «всемирного потопа», когда земля была разделена между сыновьями Ноя: Симом, Хамом и Иофетом. «Язык словенск», по утверждению летописца, происходит «от племени Иофета».

Из описаний Нестора следует, что славянские племена жили по Дунаю, на территории нынешних Венгрии и Болгарии. Оттуда произошло расселение славян на восток и север, вследствие чего образовалась древнерусская народность. Описанием нравов и обычаев русских племен (поляне, древляне, вятичи, родимичи и др.), данным в соответствии с христианской моралью, заканчивается недатированная часть «Повести временных лет».

Погодные записи начинаются с 852 года, когда «начася прозывати Руская земля», и доведены до второго десятилетия ХII века. Вдатированной части летописец подкрепляет свои записи не только устными, но и письменными источниками: житийными, воинскими повестями, поучениями, словами священнослужителей, князей. Так, «Повесть об ослеплении Василька Теребовльского» стала живым откликом на обострившиеся княжеские усобицы конца ХI в. Хронологический принцип изложения материала позволяет включать новые записи, представить историю как непрерывную последовательность событий, но ведет к некоторой фрагментарности.

Художественно-стилистические средства «Повести временных лет» весьма разнообразны: эпическое повествование связано со стилем устной поэзии, историческая документалистика — с агиографией, ораторское красноречие — с разговорным стилем. Разнородный в жанровом и стилевом отношении материал объединен общей патриотической мыслью, хронологическим принципом изложения, единой историко-философской концепцией: история — это арена борьбы добра и зла; это свидетельство определяющей роли Божества в жизни человечества; это наглядный пример современникам в художественной форме. Монологи и диалоги действующих лиц, переносящие читателя в обстановку эпохи, заговоры и заклинания, драматизированные загадки, пословицы, поговорки разнообразят повествование.

Значение «Повести временных лет» можно определить следующим образом. Во-первых, она заложила основы русского летописания, повлияла на развитие областных летописей и общерусских летописных сводов ХV—ХVI вв. Во-вторых, стала историческим памятником, свидетельствующим о событиях прошлого, о характере и нравах наших предков, книжном и разговорном языке своего времени. В-третьих, летопись оказала влияние на последующую отечественную литературу как источника поэтических сюжетов иобразов («Синав и Трувор» А.П. Сумарокова, «Вадим Новгородский» Я.Б. Княжнина, «Песнь о Вещем Олеге» А.С. Пушкина, «Думы» К.Ф. Рылеева и др.). Наконец, «Повесть временных лет» наглядно отражает эстетические взгляды русских книжников, их представления о «должном» в области художественного творчества, первые опыты в области литературы. Таким образом, можно говорить об историко-познавательном, философском, эстетическом, филологическом и воспитательном значении произведения.

«Повесть временных лет» была опубликована только в ХVIII веке. До этого она была известна в многочисленных списках. Наиболее древний ее список был найден любителем родной старины графом А.И. Мусиным-Пушкиным и подарен Александру I, который передал ее в Публичную библиотеку. Изучение «Повести временных лет» начал русский историк, автор «Истории Российской с древнейших времен», В.Н. Татищев. После него серьезное исследование произведения предпринял немецкий историк и филолог, адъюнкт Петербургской Академии наук, А. Шлецер. В конце ХVIII века он выпустил трехтомное исследование «Нестор», где дал высокую оценку русской летописи. Впоследствии «Повесть временных лет» изучали М.И. Сухомлинов («О древней русской летописи как памятнике литературном», 1856), А.А. Шахматов («Разыскания о древних летописных сводах, 1908), Д.С. Лихачев («Русские летописи и их культурно-историческое значение», 1947) и др.

Источник: Юрина Н.Г. История древнерусской литературы. - М: ФЛИНТА, 2015

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Просмотров: 80