Меню сайта

Статьи » Зарубежная литература » Другие авторы

Шарль Монтескье: обзор творчества писателя

  • Статья
  • Еще по теме

Шарль Луи де Секонда Монтескье (1689—1755) — мыслитель и писатель, родился в семье небогатого дворянина де Секонда и унаследовал от бездетного дяди Монтескье, председателя суда в Бордо, имя, должность и состояние. Пять лет он проучился в духовном заведении, потом принялся за изучение права, чтобы подготовиться к судебной практике. Задолго до создания своего главнейшего труда «О духе законов», где изложил стройную систему своих взглядов на правовые основы государственного устройства, он написал свой знаменитый философский роман «Персидские письма» (1721), в котором впервые засверкали зарницы революционной бури во Франции, разразившейся в 1789 г.

Письма, которые пишут на родину персонажи романа, персы, знатный богач Узбек и его друг Рика, прибывшие в Европу, чтобы постичь чуждые им нравы и культуру, — не случайная форма повествования. Она избрана автором для того, чтобы обмануть королевскую цензуру и донести до читателей правду о действительности и остроту политических проблем, вставших перед феодальным обществом. Была здесь и свобода субъективного, резкого, личного высказывания, мнения «дикаря» о западной цивилизации, и ирония над «дикостью», бессмысленностью отживающего свой век миропорядка, и вакханалия остроумия в обличении деспотизма, который нивелирует и подавляет индивидуальный характер людей. Восточный мотив таил в себе безграничные возможности удивления в столкновении с привычными, общепринятыми нормами бытия, в сравнении с необычным подходом к реальности. Узбек, владелец роскошного сераля и хозяин многочисленного гарема, находящегося под неустанным присмотром белых и черных невольников-евнухов, высказывает забитым домочадцам просветительскую мысль о рабстве и свободе. Так подготавливалась база для учения о нравственном праве народа на насильственное ниспровержение деспотизма. Моральная правота Роксаны, одной из наложниц Узбека, вопреки страху перед ужасной казнью, утверждается ее бунтом против законов гарема, противных естеству. Монтескье сбрасывает с величия «короля-солнца» Людовика XIV импозантную маску, за которой скрываются тщеславная зависть к восточному деспотизму, склонность ценить лакея и презирать патриота и рабская зависимость от любовницы, госпожи Ментенон. Достается и религиозному фанатизму — источнику кровопролитий, преступлений, безрассудных войн. Арена критической схватки с феодализмом и его мировоззрением у Монтескье широка. Здесь и уточнения происхождения веры («если бы треугольники создали себе бога, то они придали бы ему три стороны»), и остроумные изобличения тунеядства, тщеславия, сословных пороков дворянства, бесчеловечности захватов чужих земель, торговли неграми, и экскурсы в далекую историю, и проблема нравственного идеала («душа властелина — форма, по которой отливаются все другие»). Монтескье создает галерею выразительных портретов — изнеженного умника Узбека, почитателя античности Рики, чувственно-страстной Заши, простеца-евнуха Нарсита, сурового провидца Солима, противника цивилизации Реди, который полагает, что химические открытия погубят человечество, если уж «одно только изобретение бомб отняло свободу у всех народов Европы». Узбек оспаривает доводы Реди верой в прогресс, в труд и изворотливость ума, рожденные страстью к обогащению: «выгода — величайший монарх на земле».

«Персидские письма» имели шумный успех у издателей, а фривольный тон открыл им доступ в аристократические салоны, угадавшие в описаниях нравов восточных сералей намек на скандальную подноготную придворного быта.

Церковь подвергла роман запрету и воспрепятствовала избранию Монтескье во Французскую академию.

После «Персидских писем» Монтескье серьезно уже не обращался к художественному творчеству, если не считать двух галантных, в эпикурейском духе, поэм в прозе «Храм в Книде» и «Путешествие на Пафос», которым сам автор не придавал большого значения. Несколько лет для подтверждения правильности своих взглядов на социально-политические учреждения Монтескье совершал путешествия по Западной Европе, откуда вернулся домой убежденным сторонником английской буржуазной системы, хотя и понимал, что там моральные добродетели становятся предметом торга. В Англии писатель встречался с сатириком Свифтом, а с графом Честерфилдом путешествовал по Европе.

Русская прогрессивная мысль восторженно восприняла идеи Монтескье. Антиох Кантемир перевел «Персидские письма» на русский язык (текст перевода утрачен) и, будучи послом в Париже, принимал у себя этого философа. А. Н. Радищев называл «славного Монтескье» «мужем бессмертным».

Издав «О духе законов», Монтескье уединился в своем родовом замке, утратил зрение и произнес над собой приговор: «Я человек конченый, патроны расстреляны, свечи погасли». Однако когда до него дошла весть о том, что один французский профессор выступил в Датском университете с изложением идей «О духе законов», за что был арестован в Пруссии полицией Фридриха II и оттуда транспортирован прямо в Бастилию, стареющий писатель отправился в Париж, чтобы помочь своему приверженцу, и в хлопотах об его освобождении умер. Могила писателя затеряна.

Штурм социальных и духовных твердынь феодализма начался в 40—50-х гг. XVIII в., когда вышел в свет главный труд Монтескье «О духе законов» (1748). Тенденциозная направленность просветительских идей имела практический смысл — воздействовать на умы и подвигнуть их на свершение социальных преобразований.

Источник: Горбунов А.М. Панорама веков: Зарубежная художественная проза от возникновения до XX века - М.: Кн. палата, 1991

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Другие авторы | Добавил: katerina510 (21.10.2019)
Просмотров: 74 | Теги: творчество Монтескье, МОНТЕСКЬЕ