Меню сайта

Статьи » Литература 20 века » Общие темы

Журнал "Сатирикон": характеристика издания, основные авторы

  • Статья
  • Еще по теме

Среди сатирических журналов, которых в России в начале прошлого века было великое множество, «Сатирикон» занимает особое место. Без сомнения, он пользовался наибольшей известностью из них всех, так как был самым ярким выразителем своего времени: его даже цитировали на заседаниях Думы.

Основные авторы

Группа «Сатирикона» оформилась к 1908 году; первый номер журнала вышел 3 апреля. На страницах нового еженедельного журнала стали появляться юмористические рисунки и карикатуры, подписанные Радаковым (1879—1942), Ре-ми (псевдоним Ремизова-Васильева), Бенуа, Добужинским. Рисунки эти часто сопровождались небольшими стихотворениями; кроме того, журнал уделял много места сатирической поэзии. Среди постоянных сотрудников «Сатирикона» следует назвать Петра Потемкина (1886 — 1926), Василия Князева (1877 — 1937 или 1938), акмеиста Сергея Городецкого (1884 — 1967), Владимира Воинова (1878 — 1938), Евгения Венского (псевдоним Евгения Пяткина, 1885 — 1943), Красного (псевдоним Константина Антипова, 1883 — 1919), Самуила Маршака (1887 — 1964), Аркадия Бухова (1889 — 1946), Владимира Лихачева (1849 — 1910), Дмитрия Цензора (1877 — 1947), Николая Шебуева (1874 — 1937).

Саша Черный, несомненно, самый одаренный из авторов группы, покинул журнал в 1911 году, успев опубликовать там множество произведений.

Из прозаиков группы нужно назвать, кроме Аверченко, Тэффи (псевдоним Надежды Лохвицкой, в замужестве Бучинской, 1872 — 1952), Осипа Дымова (псевдоним Осипа Перельмана)...

"Новый Сатирикон"

В 1913 году в журнале произошел кризис, большая часть состава его авторов ушла от Корнфельда и основала «Новый Сатирикон», первый номер которого вышел из печати 6 июня. Старый журнал еще продолжал выходить: там остались Князев, Валентин Горянский (псевдоним Валентина Иванова, 1888 — 1944) и еще несколько писателей, но в 1914 году, после выхода 16-го номера, журнал прекратил свое существование. «Новый Сатирикон» некоторое время процветал и привлек к себе ряд молодых писателей, среди которых были Алексей Будищев (1867 — 1916), Георгий Вяткин (1885 —  1941), Чуж-Чуженин (псевдоним Николая Фалеева, 1873—30-е гг.) и Маяковский, который опубликовал в нем поэмы 1915—1916 годов и свои «гимны».

Содержание и направленность журнала

Журнал «Сатирикон» был весьма разнообразен по содержанию и направленности: он отражал вкусы публики и определенные литературные тенденции своего времени. Публика хотела, чтобы он был сатирическим. Откликаясь на это пожелание, журнал возродил и стал укреплять старую традицию русской литературы. Он провозгласил своим учителем Салтыкова-Щедрина, что доказывает специально посвященный его памяти номер («Новый Сатирикон», № 17), вышедший к 25-й годовщине со дня смерти писателя в 1914 году. Об этом упоминает Бухов в своем стихотворении «Вспомните!», помещенном в номере:
...Много вас...
Подбирает капли едкой желчи,
Оброненной умным стариком.

Однако после революции 1905 года эта традиция приобрела в мире прессы совсем особый характер. В период 1905—1906 годов стало издаваться множество сатирических изданий: «Молот», «Пулемет», «Жупел», «Маски», «Овод», «Зарница», «Красный смех» и др., в которых появляются, чередуя друг друга, карикатуры и стихи, часто подписанные прославленными именами из «Мира искусства» или из символистской школы. Сатира обычно была чрезвычайно резкой и жесткой, исключающей всякий юмор, в большинстве случаев окрашенной в трагические тона: это было время, когда образы смерти, крови, убийства заполнили и живопись, и литературу.

Группа «Сатирикона», отвечая вкусам времени (близким Леониду Андрееву), подхватила эту традицию и внесла в нее свой вклад. Много раз журнал помещал в весьма мрачных тонах намеки на репрессии по отношению к оппозиции, например под видом описаний казней способом сажания на кол в Персии.

Таким образом, с одной стороны, «Сатирикон» развивает темы, которые a priori исключают смех. В его произведениях звучит отчаяние, как политическое, так и нравственное, которое порой действительно становится общим местом. Некоторые стихотворения откровенно впадают в революционный пафос. Особенно к нему склонен Князев.

«Сейчас, — пишет Аверченко, — вся Великая Русь корчится во сне, погруженная в смертельную скуку». Эта фраза была рассчитана на комический эффект: скука и пошлость считались постыдными, и принято было постоянно напоминать, что им противостоят идеалы, энтузиазм, благородные душевные порывы; но эта почти обязательная рекомендация уже давно стала больше риторической формулой, чем реальным источником вдохновения.

О ком писал "Сатирикон"

На самом деле единственный общественный слой, которым заполнены страницы «Сатирикона», — это именно мелкая буржуазия, то мещанство, присутствие которого ощущается среди как читателей, так и авторов журнала. Стихотворение Красного, датированное 1908 годом, демонстрирует, может быть не совсем осознанно для самого автора, что старые русские мифы утрачивают свою силу. Стихотворение построено на контрасте между темами ведущихся в обществе разговоров (свобода, родина, возмущение, жертвенность) и их материальной основой — рестораном, вечеринкой и т.п. (№ 10, 1908):

О, что может быть прелестней,
Чем хожденья в мир исканий,
Где лишь жертвой славен путь...
Но гораздо интересней
Прочитать о том в романе
И за кофеем вздохнуть...

Может быть, намерением поэта было стремление высмеять мягкотелость среднего интеллигента, но производимый стихотворением эффект — совсем иной, ибо полярность этих идей уж слишком смешна.

Пародия в журнале

Продукция журнала была богата и старыми и новыми приемами. Первое место среди них занимала пародия — жанр, сатирический сам по себе. Авторы «Сатирикона» не пренебрегали возможностью высмеять новые литературные течения, такие, как символизм, футуризм (например, стихотворение Бухова «Легенда о страшной книге» (1913) представляет стихи футуристов как самую страшную пытку для читателя, какую можно вообразить). Эгофутуризм (Игорь Северянин) стал излюбленной мишенью для пародирования. Охотно использовался архаический стиль, с помощью которого создавался наиболее яркий эффект гротеска (например, ода Шебуева об университетах, выдержанная в стиле русского XV111 века, № 37, 1913).

Часто пародия соседствовала с серьезным тоном так скрыто, что современники ее даже не всегда замечали. Так, например, Горянский дал своему сборнику «Мои дураки» подзаголовок «Лирические сатиры». У Саши Черного этот прием используется почти повсеместно, и одно из писем к Кранихфельду доказывает, что поэт пользовался им совершенно сознательно. Он пишет: «В одном и том же стихотворении соединяются юмор, сатира и лирика...» Некоторые стихотворения Бухова могли бы быть приняты за написанные кем-нибудь из символистов («Поэтам»).

Особенно блистал в этом лукавом жанре Потемкин. Он был связан с символистской средой, часто посещал кабаре «Бродячая собака», ставил некоторые из своих пьес в театре миниатюр «Кривое зеркало». В его сборнике «Смешная любовь» (1908) есть и темы, характерные для русских романтиков и символистов, — маски, куклы, и не ясно, следует ли здесь искать смешное в серьезном или серьезное в смешном. Позже, а именно в своем сборнике стихов «Герань» (1912), поэт отойдет от этого жанра и придет к чисто комическому, более искреннему и более простому.

Приемы сказки и народного творчества в "Сатириконе"

Другой излюбленный прием «Сатирикона» — сказка. Здесь его авторы охотно следовали за Козьмой Прутковым, в котором они признавали своего предшественника. В 1913 году его памяти был посвящен специальный номер (№ 3). Один из сотрудников «Сатирикона», Борис Владимирович Жикович, подписывался именем Иван Козьмич Прутков, как сын вымышленного писателя. Тем не менее его сказки, как правило, сатирические, в них нет абсурда, как у Козьмы Пруткова. Так, басня «Мозги и ночь» (1914) высмеивает спиритизм, хотя и написана в стиле Пруткова.

«Сатирикон» охотно использовал и источники народного творчества: ярмарочный комизм, четверостишия в стиле частушек, которые Потемкин и Князев собирали по деревням. Если у Князева частушки служат «опрощению» поэзии, то у Потемкина, особенно в «Герани», с помощью народного стиля вводятся очень живые комические мотивы в описаниях жизни петербургского простонародья («Жених»).

Не пил он сивухи,
Но пил понемножку,
Медную в ухе
Носил он сережку.

Здесь комическое достигается введением в стихи языка и повадок простого народа: писаря, ремесленника, рабочего, мелкого торговца и т.п. Такая поэзия, типично городская и комично-добродушная, предвосхищает жанры, которые разовьются в 20-е годы.

Псевдодетская поэзия

И наконец, авторы «Сатирикона» охотно использовали форму псевдодетской поэзии. Так, «Детская песенка» (1913) Чуж-Чуженина, написанная по поводу новых ограничений прессы, изображала цензоров в виде послушных детей:

Как у Вани-Ванюшки
Завелися нянюшки,
Нянюшки — печальницы,
Строгие начальницы...

Но этот литературный прием, созданный сначала как сатирический, постепенно вырастает в особый жанр, в стиль, который утрачивает свою первоначальную ориентацию. Впоследствии многие из поэтов «Сатирикона» пишут уже специально для детей и оказывают влияние на будущих авторов этого жанра (наиболее известен из них Самуил Маршак). Часто они подражают английским детским стихам и песенкам, как, например, Вяткин, написавший стихотворение про питона «Пятый».

Стиль английского юмора

Некоторые авторы восприняли стиль английского юмора, и первой среди них была Тэффи, чьи стилистические приемы и обороты являют собой образцы чисто английской манеры. Таков, например, «капитан, который озирался вокруг круглыми глазами с видом человека, только что вынутого из воды» («Взамен политики»). Сюжеты Тэффи воспроизводят прием английского юмора, который достигает комического эффекта, вводя абсурд в обыденные ситуации — например, сюжет о мелком чиновнике, который выиграл в лотерею лошадь и попал в безвыходное положение, так как она быстро довела его до полного разорения («Даровой конь»). Кроме того, «Сатирикон» нередко публиковал иностранных юмористов, в частности Марка Твена.

Игра слов

Однако юмор «Сатирикона» не был только заимствованным. Лучшие его авторы сумели продолжить русское комическое чисто словесное направление, основанное не только на каламбуре, но и на смысловом столкновении слов, на шутке, происходящей от звуковой игры слов, идущей еще от Гоголя.

У Тэффи игра слов часто доводится до абсурда, она вызывает смех, так как вводит целую семью слов, звучащую как бессмыслица. Так, например, мальчик, придя из школы, спрашивает взрослых: «Почему говорят «гимн-Азия», а не говорят «гимн-Африка»?» («Взамен политики»). Куликов подхватывает игру слов Козьмы Пруткова на звучании «вилла» и «вилы», чтобы сделать на этом материале стихотворение с «социальным» звучанием: мечта богача — «вилла» противопоставляется мечте крестьянина о новых вилах («Две думы», 1908). Но здесь социальное содержание блекнет рядом с комической нелепостью каламбура.
Группа «Сатирикона», таким образом, в своем творчестве стоит как бы на двух сваях, на двух традициях — сатирической и юмористической, которые в то время не слишком резко разделялись, так как нередко юмор принимался за сатиру. Такое смешение мешало авторам журнала, по крайней мере большинству из них, достичь вершин юмора (в метафизическом смысле), сатира же в свою очередь утрачивала живость, деградировала, впадала в дидактику и теряла значительность.

Тем не менее «Сатирикон» оставался законным наследником Козьмы Пруткова и подготовил почву для расцвета юмористической литературы, наступившего позже, в 20-е годы.

Использованы материалы книги: История русской литературы: ХХ век: Серебряный век / Под ред. Ж. Нива, И. Сермана и др. – М.: Изд. группа "Прогресс" – "Литера", 1995

Понравился материал?
76
Рассказать друзьям:
Категория: Общие темы | Добавил: katerina510 (14.07.2016)
Просмотров: 27956 | Теги: Сатирикон