Меню сайта
Статьи » Литература 19 века » Толстой Л.Н.

«Власть тьмы» (Толстой): замысел, анализ, постановки

  • Статья
  • Еще по теме

«Власть тьмы, или коготок увяз, всей птичке пропасть» — драма Л.Н. Толстого. Она была создана в октябре-ноябре 1886 г. Впервые произведение опубликовано в издательстве «Посредник» (1887 г.).

Замысел

Ересиарх в религии, анархист в государстве, панморалист в обществе, проповедник в искусстве — таким предстает Толстой после пережитого им в конце 1870-х гг. духовного кризиса. Пафосом учительства продиктованы его назидательные рассказы, пьесы-притчи, трактаты-проповеди, подготовившие появление драмы «Власть тьмы». Непосредственным толчком к возникновению замысла послужило уголовное дело крестьянина Тульской губернии Ефрема Колоскова, рассказанное писателю прокурором Н.В. Давыдовым. Жизненный сюжет лег в основу фабулы пьесы: щеголь Никита, служа в работниках у богатого крестьянина Петра, вступил в сожительство с его молодой женой. Женившись на Анисье после отравления мужа, он изменял ей с падчерицей, по ее наущению убил прижитого ребенка, но не выдержав угрызений совести, пришел к покаянию.

Связь с произведениями русской литературы

Тематически «Власть тьмы...» примыкает к ряду произведений русской литературы, трактующих тему «преступления и наказания». Показ безотрадного крестьянского быта восходит к «Горькой судьбине» А.Ф. Писемского; душевная тоска и «загул» Никиты — к народной драме А. Н. Островского «Не так живи, как хочется»; характер Анисьи вызывает ассоциации с героиней очерка Н.С. Лескова «Леди Макбет Микенского уезда»; пьяный монолог отставного унтера Митрича в последнем действии заставляет вспомнить обитателей горьковской пьесы «На дне». Насквозь литературен мотив публичного покаяния, связанный с древнерусскими житийными повестями и религиозно-дидактическими легендами, некрасовским Кудеяром-разбойником, последней частью романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». В литературной родословной Акима — носителя народной, «почвенной» правды — старец Агафон из драмы А.Н. Островского «Грех да беда на кого не живет», мужик Марей Ф.М Достоевского, толстовский Платон Каратаев.

Анализ пьесы «Власть тьмы»

При всем сходстве мотивов и образов «Власть тьмы» занимает особое место среди вышеперечисленных произведений. Клятвопреступление, прелюбодеяние, отравление, детоубийство подаются Толстым как норма обезбоженной жизни, оказавшейся «во власти тьмы». Используя приемы натурализма, он низводит полноту и богатство жизни до ее простых, почти элементарных форм. В построении диалога автор ориентируется на живую, разговорную, устную народную речь (ради ее воспроизведения, писатель, по его собственному признанию, «ограбил» свои записные книжки). Упоминание в речах действующих лиц множества внесценических персонажей, создает впечатление «многонаселенности» пьесы, раздвигая ее рамки до масштабов «православного мира». Столь же органично возникает из рассказов героев пьесы образ «чугунки», ведущий в город с его «банками», трактирами, лавками, предметами роскоши, соблазнами. Насыщая содержание пьесы приметами современной действительности, Толстой показывает ее катастрофическое несовпадение с евангельскими требованиями. Сила неправды настолько сильна в мире, что маленькая девочка мечтает помереть, «а то ведь изгадишься». Толстовские «делатели неправды» находят себе оправдание в том, что «все так, везде так, во всем так». Пространство жизни героев разомкнуто по социальной горизонтали, но сдавлено, искажено, помрачено в отношении духовной вертикали. Будто вся Россия забыла Бога и оказалась извержена «во тьму внешнюю», где «плач и скрежет зубов» (Мф. 8, 12, 22,13,25,30).

Своеобразие пьесы «Власть тьмы» определяется установкой писателя на создание религиозной драмы, предназначенной для народного театра. Конфликт задан просветительской задачей «сделать из театра <...> орудие распространения света между людьми». Эта заданность ощущается в пьесе: в системе образов, в символике света и тьмы, в назидательном сближении евангельских смыслов названия и эпиграфа с точным смыслом народной поговорки о «птичке», обреченной «пропасть», если увяз коготок. Название пьесы отсылает к словам Иисуса Христа, сказанным в момент взятия под стражу: «Теперь ваше время и власть тьмы» (Лк. 22,53). Сгустившаяся тьма гефсиманской ночи, когда произошло духовное и фактическое предательство людьми Бога, простирается в описываемую Толстым современность. Она определяет сумрачный образный колорит драмы, «рельефность», резкость светотени в обрисовке образов. Обыденное течение жизни одной семьи Толстой раскрывает как длящееся гефсиманское предательство: «Боязно, говорят, в неправде божиться. Все одна глупость. Ничего, одна речь. Очень просто». Бог (нравственный закон) исчез из жизни людей. Из жизни вынут некий духовный стержень, и она распадается, превращаясь в «блудную скверну».

Власти тьмы Л.Н. Толстой противопоставляет силу нравственного закона, «сетям богатства» — «нищету духа», «великому грешнику» Никите — его отца, праведника Акима. Ставя Акима на самый низ социальной иерархии, делая его невзрачным и косноязычным, Толстой сознательно наделяет его чертами юродства, делая носителем Божьей правды «последнего» из крестьян, который по ходу действия становится «первым». Сквозь бесконечно повторяемые «тае, тае» и «тае, значит» пробивается свет личности Акима — непрестанное бодрствование совести. «Ах, Микитка, душа надобна!» — в горести восклицает он, видя как жизнь сына идет «к погибели». «Опамятуйся, Микита!», — взывает он, отказываясь от его помощи и уходя из дома, где ему «дюже гнусно...». Всенародное покаяние Никиты — оправдание веры Акима в торжество «Божьего дела»: «Бог-то, Бог-то! Он во!..».

«Власть тьмы» отмечена чертами сурового, мрачного, жесткого реализма, характерного для позднего творчества Толстого. Этический максимализм автора, поверяющего правду народной жизни мерой евангельской истины, с особенной силой проявляется на фоне «Смерти Ивана Ильича», «Отца Сергия», «Воскресения».

Постановки

Первая постановка драмы состоялась в «Свободном театре» (1888 г., Париж); режиссер и исполнитель роли Акима — А. Антуан. Среди других постановок: «Свободная сцена» О Брама (1890 г., Берлин; 1898 г., Мюнхен); труппа Э. Цаккони (1893 г., Италия) — руководитель постановки и исполнитель роли Никиты — Э. Цаккони; Сценическое общество (1904 г., Лондон). В России цензурный запрет на драму был снят в 1895 г., и она была поставлена почти одновременно в нескольких театрах. Наибольшим успехом пользовался спектакль общедоступного театра М.В. Лентовского «Скоморох», показанный более ста раз при переполненном зале. Остальные постановки были менее удачны, но отмечены отдельными превосходными актерскими работами: Матрена — П.А. Стрепетова (Театр Литературно-артистического кружка, Петербург); Матрена — О.О. Садовская (Малый театр, Москва); Акулина — М.Г. Савина (Александринский театр, Петербург). В XX веке драму ставили режиссеры: К.С. Станиславский (1902 г., МХТ); К.А. Марджанов (1907 г., Киев); П.П. Гайдебуров(1908 г., Петербург); Б.И. Равенских (1956 г., Малый театр, в роли Акима — выдающийся русский артист И.В. Ильинский).

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

🔍 смотри также:
Понравился материал?
10
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Просмотров: 7782