Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Пушкин А.С.

Образ Петра в произведениях Пушкина

  • Статья
  • Еще по теме

Отечественная история не знает ни одного лица, с именем которого было связано так много, как с именем Петра I.

Общая характеристика Петра

Гений, один из тех, кого в редкие столетия дарит нам жизнь как исключение, он ознаменовал своё вступление на общественно-политическую арену коренным переворотом во всех областях русской действительности XVII-XVIII столетий, прозрев, что Московской Руси, если она не желает ограничиться ролью второстепенной державы, остаётся лишь один выход из создавшегося веками запутанного положения - приобщиться к Западу и его культуре.

Сближения с Западом и приобщения к его культуре требовало не только расшатанное военное могущество страны, но и вся область гражданской жизни, как в её верхах, так и в её низах. В сущности, одно от другого - военное и гражданское благополучие - было неотделимо, как необходимые звенья в одной и той же цепи, распавшейся под ударами внешних поражений и внутренних неурядиц. И величайшая заслуга Преобразователя пред историей, пред своей родиной, что он узрел это, понял чуткостью гениальной натуры, что Московская Русь нуждается не в заплатах, а в полном обновлении своего азиатско-татарского наряда. Центр тяжести деятельности Петра не только в его военных победах и в укреплении могущества страны против натиска воинственных соседей, но и в области культурной, в том, что Пётр, как говорил Белинский, стащил народ с тёплых полатей лени и невежества на труд живой и деятельный.

Отношение Пушкина к Петру

Отсюда понятно, что личность Петра неустанно интересовала историков и поэтов; последних не меньше, чем первых. Пушкин не представляет в этом отношении исключения, напротив, он больше и чаще других возвращался к Петру и посвятил ему целый ряд своих ценных произведений. Здоровым чутьём гражданина и поэта Пушкин узрел неразрывную связь между собой и всей своей деятельностью в области литературы и реформаторством Петра, узрел, что призыв Преобразователя: «на Запад!» - вовсе не означал порабощения национального гения, напротив, обязывал к энергичному отстаиванию и защите всего родного и самобытного.

Защита родного не повелевала с презрением и самохвальством отвернуться от культурных завоеваний Европы, отстаивание национального русского было не равносильно староверчеству в области мысли и внешности. Национальное и самобытное стонало под тяжёлой ношей азиатчины и татарщины, под гнётом невежества и поголовной безграмотности, национально-самобытное, в лучшем смысле этого слова, не имело простора для своего развития, ибо благодаря целому ряду причин было втиснуто в слишком узкие для себя рамки. Ведь столетия татарского ига и последующее время великой российской разрухи меньше всего способствовали росту в культурном отношении, и в этом великом несчастье.

На помощь Московской Руси мог прийти только тот, кто сумел бы совместить преклонение пред Европой с преклонением пред всем истинно ценным в русской жизни. Такова была задача Петра, именно так он понял её, разрубая гордиев узел родной действительности, и такова, в сущности, была задача Пушкина в менее обширной области, в области русской литературы. Уже одно это - одинаковость задач, хотя и в различном масштабе, должно было заставить поэта почувствовать живую симпатию к Петру. Эта симпатия должна была оказаться тем сильнее, когда в расцвете своего поэтического таланта певец родной действительности увидел, что судьба русской поэзии тесно и неразрывно связана с судьбой великой петровской реформы, вне которой немыслимо было зарождение и дальнейшее развитие русской литературы.

Таким образом, личность Петра Великого не могла не вдохновить Пушкина на целый ряд поэтических произведений, и произведения эти с исчерпывающей полнотой обрисовывают могучую фигуру Преобразователя, который предстаёт пред нами в ореоле своего величия и гения, хотя и несколько опоэтизированный, так как поэт отказался воспроизвести этого большого человека со всеми его достоинствами и слабостями: не упомянув о последних, он поведал лишь о первых.

В Петре поэта поражает, прежде всего, одна черта, очевидно, доминирующая над всеми остальными: бескорыстный идеализм царя, для которого нет ничего более святого, как благо и польза его родины. Благо родины - такова цель, которую поставил себе Пётр; во имя её он отказывается от личного благополучия, рискует жизнью, не щадит своего здоровья; эта цель для него превыше благополучия собственной семьи и каждого отдельного подданного. Именно таким вырисовывается Пётр в «Полтаве» и в «Медном всаднике».

Петр в поэме "Медный всадник"

В «Полтаве» Пётр, беспрерывно рискуя собственной жизнью, появляется там, где может своим примером воодушевить солдат, потому что Полтавская битва важна с точки зрения судьбы отечества. Благо родины требовало, между прочим, перенесения столицы из Москвы, поближе к Балтийскому морю, и в результате на берегу Невы был построен Петербург. Постройка новой столицы потребовала много жертв со стороны народа, но во имя высших интересов государства царь не остановился и перед этим. Далеко не все мыслили как государь, немало было и недовольных, которые с негодованием указывали на то, что перенесение столицы на берега Невы ознаменовало собой неуважение к старине и традициям Руси.

В «Медном всаднике» представлено одно из таких недовольных лиц, которые спустя целый век шлют свои проклятия основателю Петербурга.

Евгений, бедный чиновник, возненавидел царя Петра за то, что он построил город на берегах реки, которая время от времени выходит из своих берегов и затопляет город, разрушая жилища бедных, увлекая своим потоком много людей. Личное горе - смерть невесты, погибшей во время наводнения, заслоняет пред Евгением задачи высшего порядка - благо общества, целого государства; но Евгений побеждён, ибо правда на стороне того, кому благодарное потомство воздвигло несокрушимый памятник на гигантской скале. Пётр, этот всадник на бронзовом коне, недосягаемо велик, как один из тех немногих, которые выставляли на первый план благополучие государства, благо родины.

Петр в поэме "Полтава"

Наряду с уменьем отказаться от личного блага во имя высших интересов государства, Пётр мил поэту и тем, что он человек необычайного мужества и выдающейся энергии. Мужественным и энергичным представлен он в «Полтаве», где проявляет рыцарскую храбрость и недюжинную энергию, сумев в непродолжительный срок собрать под свои знамёна хорошо обученные и хорошо вооружённые полки.

Человек большого ума, Пётр в тоже время часто проявлял какую-то юношескую доверчивость к людям. Он, сумевший так удачно подобрать себе опытных и выдающихся помощников в своих многочисленных государственных начинаниях, часто ошибался в отдельных лицах, незаслуженно доверяясь им. Таково было, например, отношение Петра к Мазепе, которому он настолько безгранично доверял, что отказался поверить доносу Кочубея, а ведь до слуха царя ранее уже доходили известия, что с гетманом украинским ведут переговоры враги. За свою доверчивость Пётр жестоко поплатился. Отказываясь от помощи верных родине людей, таких, как Кочубей, Пётр с избытком искупил свою вину щедростью и милостью перед семьями невинно казнённых Кочубея и Искры. Тут проявилось благородство Петра, который не боялся всенародно покаяться в своей ошибке и всенародно загладить свою вину.

Та же черта благородства проявляется и тогда, когда Пётр одерживает победу над врагом. Враг побеждён, и царь удовлетворён. Но он не станет, подобно мелким натурам, вспоминать старые грехи, не станет мстить за причинённые ему обиды и неприятности, напротив, он окажется выше мелочных страстей, и к побеждённому врагу отнесётся тепло и великодушно. Так поступает Пётр с пленными шведами. Шведы побеждены, и царь удовлетворён, что избавил свою родину от злейшего врага. И в такой радости тонут все ничтожные расчёты, нет места мести и издевательству.
Петру, человеку сурового нрава, в тоже время была свойственна простота в отношениях с людьми. Высоко ценя всякий полезный труд, Пётр умел уважать всех людей труда, простого мастерового не меньше, чем знатного иностранца. Больше того, царь и сам не отказывался от труда, если считал его полезным и необходимым для себя. Ведь Пётр умел работать на верфи топором не хуже мастерового, любил труд столяра и плотника. Совмещая разнообразные занятия, умственные и физические, неустанно думая о благе государства, Пётр не забывал о своих обязанностях по отношению к семье, к жене и детям. В кругу семьи он был любящим и заботливым мужем и отцом. Как много трогательного внимания проявлял он к жене и детям, будучи ласковым и мягким со своими близкими и родными, несмотря на недостаток в досуге. Таков был Пётр как семьянин.

Пётр умел и любил торжественно и пышно праздновать радостные для себя дни, те дни, когда он наслаждался отдыхом после удачной победы над врагами, или просто затевал празднество для увеселения придворных. Во время таких празднеств, знаменитых ассамблей, Пётр давал волю своему веселью и гостеприимству, радушно угощая всех гостей, знатных и незнатных. Во время этих празднеств Пётр был центром, рассеивающим вокруг себя веселье и шутки.

Царь, повелитель многих миллионов подданных, Пётр избегал всего того, что внушало бы к нему уважение исключительно благодаря внешним атрибутам. Он избегал излишней пышности, любил простоту в обращении и в одежде, и не только потому, что был лишён всякой напыщенной гордости и чванства, но и потому, что считал непозволительным для себя тратить государственные деньги на свои личные прихоти. Простая коляска, простой камзол, деревянная дубинка и потёртая треуголка - таким постоянно видели своего царя жители Петербурга.

Характеристика царя-труженика будет неполна, если не указать ещё на одну свойственную ему черту. Пётр, как известно, был человек сурового и деспотического нрава, царя никто не мог упрекнуть в излишней мягкости. Но, человек выдающегося ума и самостоятельный в своих суждениях, далёких от какого бы то ни было шаблона, он умел уважать чужое мнение и всегда внимательно относился к суждениям других людей, даже если эти суждения шли вразрез с его собственными, поэтому его приближённые, не боясь царского гнева и царской немилости, открыто высказывали своё отношение ко всем мероприятиям своего повелителя. Известен случай, когда Яков Долгорукий разорвал царский указ, который он считал неправильным. Вспыльчивый царь разгневался, но вскоре, убедившись в правоте Долгорукова, протянул ему руку примирения, не считая для себя унизительным признать свою неправоту. Таково известное стихотворение поэта «Пир Петра Великого», рассказавшее о пиршестве царя, празднующего примирение со своим подданным, оказавшимся правым.

Таков был этот царь-труженик, работник на троне:

То академик, то герой,
То мореплаватель, то плотник...

Источник: Пишем сочинения по поэмам А.С. Пушкина. М.: "Грамотей", 2006

Понравился материал?
6
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Пушкин А.С. | Добавил: katerina510 (02.03.2016)
Просмотров: 4581 | Теги: медный всадник, творчество Пушкина, Полтава