Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Пушкин А.С.

"На холмах Грузии...": анализ стихотворения Пушкина

  • Статья
  • Еще по теме

Стихотворение «На холмах Грузии лежит ночная мгла…», анализ которого мы проведем, представляет собой восьмистишие разностопного ямба (нечетные строчки — шестистопные с мужским завершением, четные — четырехстопные с женской рифмой). Текст не распадается на четверостишия в связи с переносом: четвертая строка получает эмоциональное продолжение в пятой, заканчивающейся многоточием. Еще два переноса в пятой и седьмой строчках выделяют слова, первое из которых акцентирует субъективность переживания (моего), а второе — необходимость ответить на главный вопрос (оттого), почему в душе нет мглы, обиды, трагизма.

Движение от ночной темноты к свету и горению — тот мотив, которым обусловлена динамика в стихотворении. Первые строчки обрисовывают ночной пейзаж. Сравнение текста с его первоначальным вариантом («Все тихо... восходят звезды...») показывает, что автор стремился в окончательной редакции подчеркнуть, что природа живет своей «шумной» жизнью. Лирический герой, всматриваясь в нее, отмечает конкретные детали (холмы Грузии, горная река Арагва), навевающие тревожное настроение:

На холмах Грузии лежит ночная мгла;

Шумит Арагва предо мною.

Но одинокая ночь в горах вызывает совсем другие ощущения, так как дает возможность сосредоточиться на внутренних переживаниях, а они светлы и безмятежны:

Мне грустно и легко; печаль моя светла...

...Унынья моего

 

Ничто не мучит, не тревожит...

Между внутренним и внешним мирами возникает противоречие, они контрастны по основному признаку (мгла — свет). Окружающая действительность подавляет, должна была бы мучить, тревожить, однако ничто в ней не занимает лирического героя, поглощенного любовью. Чувство вызывает грусть, печаль, но в признаниях нет трагической ноты, напротив, в душе царят свет и покой, уравновешивающие дисгармонию вне сердца. Духовное содержание, являясь воплощением равновесия негативного и легкого, светлого, вносит в мир недостающую гармоничность. Его умиротворенность побеждает буйство природы, ночь озарена внутренним светом.

Он исходит только от сердца, зажженного любовью. Ее приметы передаются в обрисовке того, насколько лирический герой поглощен своими переживаниями (троекратное повторение местоимения «тобой»):

...печаль моя светла;

Печаль моя полна тобою,

Тобой, одной тобой...

Реальность любовной коллизии не становится предметом рассмотрения, в образе акцентируется способность человека одухотворить внутренним светом внешнюю мглу. Восприятие любви как всепоглощающего переживания дает возможность с легкостью относиться ко всему постороннему («Мне... легко... Ничто не мучит...»), обращая внимание лишь на отблески внутреннего пожара, благодаря которым светлы печальные, грустные ощущения, уныние не становится мрачностью, отчаянием. Сердце «горит и любит», пламенея, подобно небесному светилу, которое не может оставаться холодным и темным, пока в нем горит огонь:

И сердце вновь горит и любит — оттого,

Что не любить оно не может.

Благодаря такой аналогии образ любви в стихотворении «На холмах Грузии…», анализ которого нас интересует, приобретает вселенский масштаб, и в сочетании глобальных характеристик с сокровенными, исповедальными проявляется строгое следование художественной цели автора: образ любви создается на пересечении ракурсов (от франц. «укорачивать», точек зрения, позволяющих изобразить на плоскости объемный предмет), в соединении противоположностей.

Своеобразие авторского взгляда состоит в стремлении найти в любовных переживаниях недостающие во внешнем мире компоненты бытия — свет, гармонию. Эмоциональная окраска анализируемого стихотворения возникает благодаря оксиморону «светлая печаль», показывающему, что для лирического героя всепоглощающая, неразделенная страсть, переживаемая в разлуке, наедине с собой, не становится мучением («Ничто не мучит...»). Рассказ о ней приоткрывает главную тайну: духовная жизнь освещает физический мир, как пламя светильника, и с этим чудом не может сравниться «ничто», хотя бы обстоятельства пытались его погасить, встревожить, заглушить.

Слышимые впечатления в стихотворении «На холмах Грузии…» Пушкина передаются благодаря не только содержательным, но и фоническим образам. Ассонанс «у» и повтор согласных «р» и «г» ассоциируются с унынием и страхом, вызванными воспоминанием о падении камней в пропасть. Они звучат в словах «Грузии, Арагва, грустно», встречающихся в начальных строчках. Шум и грохот обвалов не могут уничтожить певучую мелодию, легкую и светлую, благодаря повторам гласных с полугласным, а также сонорных «л», «н», «м». Она начинает звучать параллельно с первой темой (холмах, ночная мгла), а затем становится ведущей (грустно и легко, печаль моя полна тобою, унынья моего и др.). Основным ассонансом в тексте становится звук «о», на котором построены все рифмы, кроме первой. В ней совмещаются противоположные понятия (мгла-светла), но в дальнейшем субъективная (мною, моего) правота предстает возобладавшей, ответ на основной вопрос, отчего внешнее не затемняет внутреннего света, совершается с использованием слов, где «о» находится на сильном месте. Ничто не тревожит гармоничной настроенности лирического героя, его сердце вновь полно любви, преданности той, кем она вызвана (тобой) и высшему предназначению, не исполнить которого «оно не может». На этом завершим анализ стихотворения «На холмах Грузии лежит ночная мгла…» Пушкина.

Источник: Буслакова Т.П. Как анализировать лирическое произведение. - М.: Высш. шк., 2005

Понравился материал?
3
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Пушкин А.С. | Добавил: katerina510 (24.02.2017)
Просмотров: 3190 | Теги: На холмах Грузии лежит ночная мгла, На холмах Грузии