Меню сайта
Статьи » Литература 19 века » Некрасов Н.А.

«Железная дорога» (Некрасов): анализ поэмы

  • Статья
  • Еще по теме

Стихи о Родине создавали многие поэты. В частности, этой теме посвящен такой шедевр 1864 года, как поэма «Железная дорога» (Некрасов). Анализ произведения вы найдете в этой статье. Повествуя о строительстве Николаевской железной дороги, связавшей две столицы России, поэт поднимается до изображения всей «отчизны любезной», её природы, каторжного труда её народа и созданных им великих материальных и духовных ценностей культуры.

Великолепна четырехчастная композиция этого произведения. Вначале рисуется картина осени, открывающаяся из окон бегущего по рельсам вагона. Живописно и лирически проникновенно переданный пейзаж в поэме чрезвычайно существен, ибо красота в мире природы («Всё хорошо под сиянием лунным») резко противопоставлена уродливости и «безобразию» в сфере социальной, в области человеческих отношений. Но главное состоит в том, что осенний пейзаж становится поводом для лирического признания любви к родине («Всюду родимую Русь узнаю»). Звукопись (гудящее, как паровоз, «у» в строках «лечу я по рельсам чугунным, // Думаю думу одну») и четырехстопный дактиль помогают лучше ощутить ритм неустанного движения по рельсам мимо разных ликов отчизны.

Вторая часть, представляя собою ответ на вопрос Вани, заключенный в эпиграфе («Папаша! Кто строил эту дорогу? »), посвящена истинным созидателям, проложившим этот рельсовый путь в нечеловеческих условия голода (об этом рассказывают строки о «беспощадном царе»), холода, топких болот, «страшной борьбы» с недугом, в обстановке грабежей и гнёта. Ценой неисчислимых жертв, как показывает поэт, были проложены и возведены «столбики, рельсы, мосты» и призваны к жизни «дебри бесплодные». Огромной выразительностью отличаются образ «высокорослого больного белоруса», чей портрет глубоко запечатлевается в читательском сознании, и романтически впечатляющая «песня мертвецов», стремящихся обогнать «дорогу чугунную». Здесь нет никакой мистики: это условный поэтический приём, призванный обогатить реалистическую картину нечеловеческих страданий. И снова читатель догадывается, что Некрасов рисует трудовую каторгу не только на Николаевской железной дороге, но и на более поздней сибирской чугунке, а также «по полям, по дорогам», «в рудниках на железной цепи», как об этим говорилось ранее, в стихотворении о парадном подъезде. Это непосильный труд на просторах всей страны, необъятной России. Но рассказчик не предаётся отчаянию и зовёт Ваню не робеть за страждущую отчизну. Надежда его и Некрасова крепнет, и они выражают её в прославленном двустишии: народ

Вынесет всё — и широкую, ясную

Грудью дорогу проложит себе...

Третья часть поэмы «Железная дорога» (Некрасов), анализ которой нас интересует, отличается усиливающейся полемичностью. Изображая генерала, папашу Вани, ещё одного представителя социальных верхов, автор вступает с ним в спор. Правда, монолог властного генерала, затянувшийся после взвизга свистка, и «смех этот дерзкий» не удаётся прервать. Однако вся логика произведения служит им решительным возражением: именно народ и его творцы создают храмы, дороги, арены, термы и дворцы.

Четвертая глава анализируемой поэмы «Железная дорога» может показаться подтверждением слов генерала о народе как о «диком скопище пьяниц». Звучит громкое «ура» рабочего хора в честь бочки вина. Но ведь это купчина спаивает строителей, чтобы притупилось их чувство безмерной усталости, чтобы забылись горечь от потери товарищей («мертвые в землю зарыты; больные // Скрыты в землянках» — так сон о мертвецах становится явью!), чтобы затуманилось сознание того, что рабочий народ только что был жестоко обсчитан («каждый подрядчику должен остался»). Подтверждаются слова из песни мертвецов: «Грабили нас грамотеи-десятники...»

Дикую картину такого надувательства рисует в последней главе поэмы Некрасов. К фигуре озлобленного генерала прибавляется ныне вереница ненавистных народу лиц: подрядчик, десятник, лабазник, толстый купчина. Мнимо радостная сцена («труды роковые // кончены») на поверку оказывается горестной, а обещанная «светлая сторона» жизни становится самой мрачной. Вся картина эта нарисована в тонах горькой иронии. Она служит самым весомым авторским аргументом генералу: именно хищники-обиралы, ненавидящие народ, вроде папаши в пальто на красной подкладке или десятников, оказываются истинными «варварами», которые «не создавать — разрушать мастера». Так сатирический элемент обогатил эту поэму, ставшую подлинным гимном созидающему народу и родине.

Источник: Роговер Е.С. Русская литература второй половины XIX века: Учебное пособие. - СПб., Москва: САГА: ФОРУМ, 2007

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Просмотров: 1180