Меню сайта
Статьи » Литература 19 века » Некрасов Н.А.

"Когда из мрака заблужденья...": анализ стихотворения Некрасова

  • Статья
  • Еще по теме

Тема женской доли, особенно устойчивая у Некрасова, уже прозвучала в стихотворении «Еду ли ночью по улице тёмной...», хотя его содержание было тесно связано с образом большого буржуазного города. Намеченный поэтом мотив скорбной женской доли получил развитие в большом ряде других его произведений. Прежде всего выделим из них стихотворение 1845 года «Когда из мрака заблужденья...», анализ которого мы проведем.

Некрасов неизменно публиковал его в первой части всех прижизненных изданий своих произведений, очевидно, придавая ему особое значение. В нём тоже говорится о «падшей» женщине, но ныне поэт расставляет в этой теме новые акценты. Он не воспроизводит теперь обстоятельства, толкнувшие героиню на скорбный путь порока, а рассказывает о спасении её, вступаясь за достоинство невиновного человека. Это тоже было новым и неожиданным. Правда, некогда в стихотворении «Договор» Лермонтов попытался подойти к этой теме и противопоставил ту, что «лишена семейных уз», толпе, клеймящей её своим презреньем. Однако автор «Демона» и его лирический герой не пытаются эту презираемую «отступницу приличий света» наставить на истинный путь. Некрасов же ведёт своё повествование от лица такого лирического героя, в котором угадываются черты нового человека, способного всё понять в истории «дитя несчастья», всё забыть, решительно поддержать «душу падшую» и извлечь её из «мрака заблужденья». Но в центре стихотворения «Когда из мрака заблужденья...», анализ которого нас интересует, оказывается именно она, пережившая свою драму, претерпевающая на глазах нравственное перерождение. Она предстаёт как «прекрасное женственное созданье» (Белинский), в трагическом ореоле поруганной красоты (здесь тоже намечается мотив Достоевского). Героиня охвачена внутренней напряженной борьбой, сомнением, и стихи поэта обретают высокий стиль («внимая», «тайное сомненье», «мрак заблужденья»), торжественность звучания. Будучи романтически противопоставленной «толпе» («Не верь толпе пустой и лживой»), «падшая» женщина должна по воле лирического героя царственно войти — «смело и свободно хозяйкой полною» — в дом благородного наставника. Войти, как несчастная на созданной позже картине В. Д. Поленова «Христос и грешница», отделившись от злобной толпы, будучи согретой «горячим словом убежденья» благословляющего её учителя.

Решая свою идейно-художественную задачу, Некрасов использует в своём шедевре особый, обращенный монолог. Он построен на соотнесении действий героини («ломая руки», «ты разрешилася слезами, возмущена, потрясена») и переживаний лирического героя. Сложная драматическая структура монолога, соединяющего в себе исповедь и одновременно проповедь, стремление убедить героиню в необходимости отрешиться от сомнений, отказаться от предубеждений, определила патетическую взволнованность речи, обилие сложных периодов с развернутыми (иногда на 14 стихов) придаточными, обилие личных местоимений, смену вопросов и ответов.

Стихотворение выдержало проверку высшими эстетическими критериями. Н. Г. Чернышевский, которого этот шедевр заставил рыдать, отнёс его к «прекраснейшим из русских лирических пьес». А. В. Дружинин говорил, что это «превосходнейшее, истинно высокое создание». Н. А. Добролюбов написал под влиянием его своё стихотворение «Не диво доброе влеченье». Поэт-шестидесятник И. Гольц-Миллер развивал мотивы некрасовского творения. Ф. М. Достоевский декламировал его со сцены и цитировал в «Братьях Карамазовых».

Источник: Роговер Е.С. Русская литература второй половины XIX века: Учебное пособие. - СПб., Москва: САГА: ФОРУМ, 2007

🔍 смотри также:
Понравился материал?
2
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Просмотров: 3381