Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Другие авторы

Владимир Одоевский: обзор творчества писателя

  • Статья
  • Еще по теме

Владимир Одоевский (1804-1869) — литератор, директор Публичной библиотеки и заведующий Румянцевским музеем, ученый, педагог, музыкант, журналист, издатель «Сельского чтения», заботящийся о культуре широких масс, один из виднейших представителей философского романтизма в России, создатель первого русского философского романа.

Лучшие из его произведений, по словам Белинского, «обнаруживают в нем не только писателя с большим талантом, с горячим и задушевным убеждением, — человека, которого волнуют вопросы времени и которого вся жизнь принадлежит мысли».

Потомок старинного дворянского рода по отцу и сын бывшей крепостной крестьянки, Владимир Одоевский получил образование в Московском университетском благородном пансионе. Восторженная дружба с двоюродным братом, будущим декабристом Александром Одоевским, деятельное участие с 1823 г. в «Обществе любомудрия», где господствовала немецкая философия, на заседаниях которого кроме постоянных членов — И. Киреевского, Д. Веневитинова — бывали В. Кюхельбекер, И. Пущин и другие будущие декабристы, сформировали его духовные интересы. Издание в 1823 г. В. Одоевским и В. Кюхельбекером альманаха «Мнемозина» стало крупным событием в культурной жизни страны преддекабристского периода. В этом альманахе Владимир Одоевский впервые заявил о себе как оригинальный писатель, автор сатирических и философских рассказов-притч.

Расцвет литературного творчества Одоевского приходится на 30-е гг., когда, после поражения декабристов, он переехал в Петербург, где стал сотрудничать в лучших периодических изданиях того времени: пушкинском «Современнике», «Отечественных записках» Краевского. В 1833 г. Одоевский публикует» сборник «Пестрые сказки с красным словцом, собранные Иринеем Модестовичем Гомозейкою», где в аллегорической форме, широко пользуясь эзоповым языком, сатирически рисует картины пустого чиновничьего мира, возмущается засильем иностранцев, часто выступавших в роли воспитателей юношества.

В повести «Новый год», созданной в 1831 г., но опубликованной лишь в 1837 г., отражены настроения литературной молодежи преддекабристского периода и выведен тип человека, порвавшего после разгрома восстания с прежними друзьями и идеалами, погрузившегося в бессодержательно-суетливую жизнь светского общества.

Бездуховность, жестокость, эгоизм высшего света писатель заклеймил в отрывке из неоконченного романа «Катя, или История воспитанницы» (1834), резко осуждающем безобразные проявления крепостничества. Особой теплотой и симпатией овеян образ Кати — «домашней мученицы», «холопки», постоянно подвергающейся оскорблениям графини, из милости взявшей на воспитание хорошенькую девочку.

Иными красками рисует автор ненавистную ему «блестящую чернь гостиных», достигая особенной остроты критического обобщения, в повести «Княжна Мими» (1834). Героиня ее — злобная, лицемерная старая дева, мстящая окружающим за несложившуюся жизнь, сама в то же время является жертвой «развращенных нравов». Прибегнув к интригам, она разбивает счастье любящих — баронессы Дауерталь и Границкого, но не становится от этого счастливее. Первопричина разразившейся трагедии кроется в порочной системе воспитания, когда целью каждой девушки является замужество, а юношам прививаются ложные понятия о необходимости дуэлей. Литературные достоинства повести были высоко оценены современниками, вызвали похвалу Белинского.

Название повести «Imbroglio» (1835) в прямом переводе означает путаницу, недоразумение, является также и музыкальным термином, обозначающим шаловливое исполнение. Изящная по форме приключенческая повесть затейлива по сюжету, полна юмористических экспромтов. Русский путешественник — герой произведения — попадает в Италию и оказывается втянутым в романтическую интригу, полную тайн и страстей, причем здесь явно ощущается пародирование автором популярных тогда «разбойничьих романов», литературы «тайны и ужаса».

«Черная перчатка» (1835) — повесть, опубликованная в 1838 г., также не лишена элементов пародии, главным образом на английскую воспитательную систему, механически переносимую некоторыми ее сторонниками на русскую почву. Дядюшка-англоман, опекун прелестной молодой пары, не только не в состоянии дать счастье своим питомцам, но своим воспитанием и постоянным вмешательством в их жизнь лишь способствует печальному финалу, к которому они приходят.

Грустен и конец повести «Сильфида» (1836). Михаил Платонович, герой произведения, скучающий в деревне, принадлежит к людям ищущим, болезненно беспокойным. Величайшую радость герой находит в выдуманном им мире, в таинственной прекрасной Сильфиде, несущей в себе гармонию. Но воображаемый мир хрупок и непрочен, и попытка жить одной лишь фантазией терпит поражение. Вмешательство друзей, вылечивших больного от его грез, не столько спасает, сколько губит его, убивает духовно. Горькой иронией звучат слова автора о мире реальном, в котором, по его мнению, светлой поэзии почти нет места.

Повесть «Орлахская крестьянка» (1838) построена как диалог скептика с тем, кто «верит» в истинность фантастического. Их беседа в светском салоне включает в себя старинное предание о привидениях.

Творческое общение с Пушкиным заметно сказывалось на развитии таланта Одоевского. Пушкинским «Гробовщиком» навеян замысел цикла повестей «Записки гробовщика», любопытных живыми картинами обыденной жизни и тонким пониманием психологии действующих лиц. Относящаяся к этому циклу повесть «Живописец» — о нелегкой судьбе непризнанного художника (тема очень популярная в русской литературе 30-х гг.) — была впервые напечатана в 1839 г. В другой повести из «Записок гробовщика» — «Мартингал», опубликованной в 1846 г., рассказчик излагает не менее популярный сюжет. Он описывает игру в карты, от исхода которой зависит жизнь двух героев, дяди и племянника, заранее выбравших себе два роскошных гроба.

Разоблачение светских предрассудков лежит в основе повести «Княжна Зизи» (1839), где раскрывается, по словам Белинского, «положение в обществе женщины, которая, по своему сердцу, по душе, составляет исключение из общества и дорого платит за свое незнание людей и жизни, которым слишком доверялась, потому что судила о них по самой себе». Благородный, самоотверженный характер героини противопоставлен в повести нраву жадного, беспринципного мужа ее сестры Городкова.

Новую творческую задачу — соединить историю, философию и художественную прозу — решает Одоевский в повести «Саламандра» (1841). Поэтичные финские поверья сплетаются здесь с историей молодого финна Якко, посланного Петром I на учение в заморские страны. Воспитанный на европейский лад, он становится чужд подруге детства красавице Эльсе. Постепенно Якко изменяет идеалам истинной науки и после смерти Петра I становится алхимиком. Ради золота и благ, сулимых ему духом огня — внешне похожей на Эльсу Саламандрой, которая чудится ему в бессонные ночи, проводимые у алхимической печи, Якко способен на любое преступление. Помимо рассказа о событиях давних лет, повесть включает своеобразный комментарий к ним современников писателя, рассуждающих о судьбах науки, о российской действительности, что придает произведению философскую глубину и многозначность.

Самое сильное произведение В. Одоевского — философский роман «Русские ночи», вышедший в 1844 г. В соответствии с традициями романтизма ночь — лучшее время для познания и размышлений, и потому по ночам собираются друзья у скептика Фауста, чтобы поспорить, порассуждать о тайнах мироздания, высказать ряд мыслей, своеобразной иллюстрацией к которым служат вкрапленные в ткань романа небольшие повести.

Мысль о счастье — ключевая проблема произведения. Духовные поиски его, постижение смысла жизни через искусство занимают героев. Мастерски изложенная «биография таланта» великого композитора («Себастиян Бах»), изображенные автором бессмысленно проведенная жизнь («Бригадир»), любовь, преданная во имя роскоши и суетного успеха («Насмешка мертвеца»), высокие страсти, волнующие душу музыканта («Последний квартет Бетховена»), и трагедия одаренного человека, растратившего талант по мелочам («Импровизатор»), заставляют задуматься над вечными проблемами бытия. Вихрь светских удовольствий — и пляска мертвецов («Бал»), гениальность — и безумие («Opere del Cavaliere Iiambatista Piranesi»), поэт — и пошлая толпа, глухая к голосу высоких истин («Мститель»), — вот некоторые романтические контрасты этих повестей, усиленные элементами фантастики и символики. Бесчеловечными и безнравственными считал писатель буржуазные теории сокращения рождаемости Т. Мальтуса и утилитаризм И. Бентами. С ними полемизирует он в повестях «Последнее самоубийство» и «Город без имени».

Владимир Одоевский противопоставляет Россию, русскую науку и русскую мысль «больной» западной цивилизации. Верой в прекрасное будущее любимой родины проникнута его незаконченная утопия «4338-й год. (Петербургские письма)», опубликованная наиболее полно лишь в 1926 г. Увлеченно рассказывает писатель о путях развития науки, транспорта, жилищного строительства... Хотя государство будущего, по его мнению, оставит классовый принцип в неприкосновенности, а расцвета достигнет через всеобщее просвещение, убежденность автора в «силе науки и бодрости духа» русского народа, наряду с интересными техническими предвидениями (аэростаты, синтетическая ткань, изменение климата и т. д.), делают его произведение важным звеном в развитии жанра социальных утопий в русской литературе.

Во второй половине 40-х гг. Владимир Одоевский усиленно занимается музыкой, естественными науками, просветительской деятельностью и постепенно отходит от литературы.

Источник: Энциклопедия русской жизни. Роман и повесть в России второй половины XVIII - начала XX в. / Под ред. В.И. Кулешова. - М.: Книжная палата, 1988

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Другие авторы | Добавил: katerina510 (03.02.2020)
Просмотров: 20 | Теги: творчество Одоевского, Одоевский