Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Другие авторы

Герцен "Кто виноват?": анализ

  • Статья
  • Еще по теме

Если обратиться к мнению Белинского, что «Кто виноват?» не роман гак таковой, а «ряд биографий», то в этом произведении, действительно, после исполненного иронии описания того, как в дом генерала Негрова (у которого есть прижитая со служанкой дочь Любонька) нанялся учителем молодой человек по имени Дмитрий Круциферский, следуют главы «Биография их превосходительств» и «Биография Дмитрия Яковлевича». Рассказчик довлеет всему: все описываемое подчеркнуто видится именно его глазами.

Биография генерала и генеральши насквозь ироничны, причем иронические комментарии рассказчика к поступкам героев выглядят как паллиативная замена художественно-прозаического психологизма — действительно, это чисто внешний прием разъяснения читателю, как ему надо понимать героев. Иронические реплики рассказчика дают знать читателю, например, что генерал — самодур, солдафон и крепостник («говорящая» фамилия дополнительно раскрывает его «плантаторскую» сущность), а его жена неестественна, неискренна, играет в романтизм и, изображая «материнство», склонна флиртовать с мальчиками.

После сжато (в форме беглого пересказа событий) изложенной истории женитьбы Круциферского на Любоньке опять следует подробная биография — на этот раз Бельтова, которому предстоит, в соответствии с литературным поведенческим стереотипом «лишнего человека» (Онегин, Печорин и др.), в будущем разрушить незатейливое счастье этой молодой семьи да еще и спровоцировать физическую гибель героев (в кратко обрисованном финале, после исчезновения Бельтова из города, Любонька по воле автора вскоре смертельно заболевает, а морально раздавленный Дмитрий «молится Богу и пьет»).

Этот пропускающий повествование сквозь призму своего окрашенного иронией мировосприятия, то деловито немногословный, то словоохотливый и впадающий в подробности рассказчик, близкий к тому, чтобы быть необъявленным главным действующим лицом, заметно напоминает лирического героя произведений поэзии.

О лаконическом финале романа исследователь писал: «Сосредоточенная сжатость развязки» — «прием столь же еретический, как печальное исчезновение разбитого жизнью Печорина на Восток».

Что ж, великий роман Лермонтова — проза поэта. Она была внутренне близка «не нашедшему себе места в художествах» Герцену, в синтетическом даровании которого помимо ряда иных присутствовал и лирический компонент. Интересно, что романы прозаиков как таковых редко его удовлетворяли. Герцен высказывался о своей нелюбви к Гончарову и Достоевскому, не сразу принял «Отцы и дети» Тургенева. У Л.Н. Толстого он ставил выше «Войны и мира» автобиографическое «Детство». Нетрудно усмотреть тут связь с особенностями его собственного творчества (именно в произведениях «про себя самого», о собственной душе и ее движениях Герцен был силен).

Источник: Минералов Ю.И. История русской литературы 19 в. (40-60-е годы). М.:Высш. шк., 2003

Понравился материал?
4
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Другие авторы | Добавил: katerina510 (03.03.2016)
Просмотров: 4646 | Теги: кто виноват