Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Другие авторы

Дмитрий Васильевич Григорович: обзор творчества писателя

  • Статья
  • Еще по теме

Дмитрий Григорович прожил долгую творческую жизнь. Его первые произведения, обратившие на себя внимание широких кругов читателей и вызвавшие интерес критики, появились в середине сороковых годов, последние — вышли в свет в восьмидесятые. Между ними лежат четыре десятилетия, за которые писатель создал три романа, ряд повестей и рассказов, однако современному читателю Дмитрий Григорович знаком главным образом как автор трех произведений — «Деревня», «Антон-Горемыка» и «Гуттаперчевый мальчик», хотя в последние годы переиздана большая часть его литературного наследия.

Первые литературные опыты Григоровича относятся к началу 40-х гг. Тогда он сближается в Ф. Достоевским, Н. Некрасовым и всем окружением Белинского. В 1844 г. по предложению Некрасова Григорович пишет очерк «Петербургские шарманщики», вошедший в известный сборник «Физиология Петербурга» и удостоенный положительной оценки Белинского («прелестная и грациозная картина, нарисованная карандашом талантливого художника»).

История судьбы простой русской женщины, услышанная им от матери в один из приездов домой, легла в основу повести «Деревня» (1846). Молодой писатель разделял позицию Белинского и Герцена в оценке положения крепостного крестьянства в России. Он стал первым изобразителем неприглядных сторон жизни русского крестьянина, угнетенного тяжестью рабства. Тургенев, чьи «Записки охотника» появились вскоре после «Деревни», писал, что повесть Григоровича была «по времени первая попытка сближения нашей литературы с народной жизнью, первая из наших деревенских историй». В центре повествования — судьба простой крестьянки Акулины, с рождения оставшейся сиротой, испытавшей все тяготы и невзгоды.

Главным злом в жизни писатель справедливо считал существующие крепостнические отношения. По настоянию жены, пожелавшей посмотреть «чрезвычайно оригинальный» свадебный обряд, барин женит Акулину и Григория — сына богатого крестьянина — против их воли. Страшный в своей наготе трагизм подневольного человеческого существования заставляет содрогнуться, когда читаешь о предсвадебных сборах Акулины, зверских избиениях ее мужем и издевательствах новоиспеченной родни.

Прогрессивное общественное звучание «Деревни» было отмечено демократической критикой, справедливо указавшей и на некоторые недостатки повести, обусловленные в известной мере рамками «натуральной школы», в частности, на слабое проникновение в психологию образов. Больше всего это сказалось на центральной фигуре — Акулине; она почти не разговаривает в повести, лишь перед смертью выдавливает из себя несколько слов, в беспокойстве за дочку обращаясь к мужу: «не бей... ее... не бей... за что?..».

На новую ступень социального сознания в изображении крестьянства поднимается Григорович в следующей своей повести — «Антон-Горемыка» (1847). Если Акулина из «Деревни» протестует молча, внутренне переживая обиды, то Антон, доведенный до отчаяния, готов оказать сопротивление, отомстить своим мучителям. Примечательно, что финал повести был иной. По словам Григоровича, она должна была кончиться тем, что «крестьяне, доведенные до крайности злоупотреблениями управляющего, зажигают его дом и бросают его в огонь». Но цензура не пропустила столь крамольную мысль, и А. Никитенко, официальный редактор «Современника» и влиятельный цензор, «не сказав никому ни слова, сочинил конец, в котором управляющий остается неприкосновенным, а возмутившиеся крестьяне перед тем, чтобы быть отправленными на поселение, каются в своих действиях и просят у мира прощения».

Любовь к крестьянству, сочувственное изображение их жизни, понимание народного характера — все эти черты явственно присутствуют в повестях писателя. Версилов у Достоевского в одной из сцен романа «Подросток» говорит, что он «из-за „Антона-Горемыки“, может, и в деревню тогда поехал...».

Передовые люди расценили повесть как призыв к борьбе с крепостным строем. А. Герцен прочитал «Антона-Горемыку» в Неаполе в 1848 г. «Я чувствовал угрызения совести; мне было стыдно находиться там, где я находился, — вспоминал он об этом позднее. — Крепостной мужик, прежде времени изможденный, бедный, добрый, кроткий, невиновный и, все же, бредущий с цепями на ногах в Сибирь, неотступно преследовал меня...». В. Белинский писал: «,,Антон-Горемыка“ больше чем повесть: это роман, в котором все верно основной идее, все относится к ней, завязка и развязка свободно выходят из самой сущности дела».

Одно из главных достоинств произведений Григоровича — сочувствие угнетенным, страдающим от насилия и несправедливости. В последующем творчестве писателя стали усиливаться сентиментальные мотивы. После «Антона-Горемыки» появилась еще одна повесть «из народной жизни» — «Четыре времени года» (1849), которую сам автор определил как «опыт простонародной русской, сермяжной идиллии, живописующей скромные радости крестьянской семейной жизни в зависимости от природы».

Современники и критика отмечали тщательную авторскую работу над текстом произведения, хорошее знание народного языка, особенно пословиц, поговорок, присказок, которые автор использует вдумчиво и с любовью. Очень большую роль играет пейзаж. Замечательный художник слова, Григорович создал, можно сказать, целую антологию зарисовок всех времен года; часто пейзаж несет и психологическую нагрузку — оттеняя или, наоборот, подчеркивая настроение героя, а порой и просто на несколько страниц открывается глазам читателя увлекательный уголок средней полосы России. Местом действия писатель выбрал хорошо знакомые ему приокские ландшафты.

Дмитрий Григорович является также автором произведений о жизни городских низов и бедствующих талантов из народа. Одна из лучших повестей этого рода — «Капельмейстер Сусликов» (1848) — о бедном, забитом музыканте, лишенном возможности развивать свое дарование и гибнущем в итоге от тягот жизни.

В 50-е гг. Дмитрий Григорович возвращается к изображению жизни крестьян в таких повестях, как «Пахарь» (1853), «Кошка и мышка» (1857), «Пахатник и бархатник» (1860), снова показывая конфликт между тружеником и тунеядцем-барином, который его обирает. «Не будет пахатника, не будет и бархатника», гласит русская пословица, взятая в эпиграф последней из них. В подтексте можно прочитать, что «бархатнику» должен прийти конец, так как бездумные, хищнические поборы скоро разорят «пахатников». Григорович противопоставляет два образа жизни. В первой главе проникновенно и с любовью автор описывает мирный быт крестьянства. Однако все надежды и чаяния крестьян, связанные с будущим — обещающим быть хорошим урожаем, — рассыпаются в прах после получения управляющим письма от барина из столицы с требованием денег. А это значит, что зерно придется продавать по дешевке, народ понесет убытки, семья старого Карпа вновь проведет зиму в развалюхе и т. д. Вторая глава посвящена обличительному изображению «бархатников» — столичных щеголей, сибаритов и бездельников, ценящих только развлечения, красивых женщин и породистых лошадей. Это — злобные манекены, которым Григорович при своей явной симпатии к «пахатникам» отказывает в праве быть людьми.

В 50-е гг. Дмитрий Григорович осваивает новый для себя жанр. Он пишет романы. Первый из них, «Проселочные дороги» (1852), не удовлетворил автора и, по его словам, не имел успеха. Над вторым — «Рыбаки» (1853) — писатель работал тщательно, создав целый ряд ярких сцен и картин из жизни одной крестьянской семьи. В центре романа — впечатляющий образ главы рода — Глеба Савинова, неутомимого, ловкого и смелого работника. Однако неверно взятые акценты в расстановке «действующих лиц» сместили основной конфликт романа в сторону нравственного противоречия между представителями свободного патриархального труда (рыбаки не входили в подчинение помещикам) и подневольными фабричными работниками. Заслуга писателя — одно из первых изображений каторжного труда на фабрике, неприкрытой эксплуатации рабочих, в том числе детей.

Григорович был неизменно силен в создании «собственно очерков крестьянского быта» (Белинский). Это проявилось и в последнем его романе «Переселенцы» (1855—1856). Вдохновленный литературно-критическими статьями Чернышевского, вызванными новым подъемом интереса к вопросу о крепостном праве, Григорович обращается к проблеме взаимоотношений крестьян и помещиков, показывает барский произвол, полное бесправие крепостных.

Помещик Белицын для «охраны» своих угодий переселяет с насиженных мест семью крестьянина Тимофея Демьянова по прозвищу Лапша. Прощание семьи с родной землей — одна из лучших сцен романа, не лишенная, впрочем, сентиментального оттенка.

В романе много духовно свободных героев — это и крестьянин Андрей, и слепой нищий, и веселый трудолюбивый Иван, и центральная фигура вставного сюжета о жизни бродяг-нищих — балагур и сказитель Фуфаев, знающий массу народных историй, присказок. Эти образы имел в виду Чернышевский, когда писал, что в «Переселенцах» есть живая мысль, «есть действительное знание народной жизни и любовь к народу»; поселяне «возбуждают к себе полное ваше участие».

Изображая представителей эксплуатирующего класса, Григорович преимущественно отмечал такие их черты, как тщеславие, бессердечность, беззастенчивый грабеж.

К шестидесятым годам окончательно затухает творческая активность писателя. Сказалась, по признанию автора, «бедность запаса наблюдательности и материалов».

В 1859 г. Дмитрий Григорович отправляется в плавание вокруг Европы на военном корабле «Ретвизан». Путевые очерки, которые он писал, остались неоконченными. Он целиком отдает себя увлечению юности — живописи. «Искусство... занимало меня всегда не менее литературы, может быть, даже более». Григорович продолжает собирать произведения искусства, ему принадлежит ряд искусствоведческих статей и «Путеводитель по Эрмитажу», с 1864 г. он возглавляет Общество поощрения художников.

И все-таки Дмитрий Григорович, один из лучших писателей 40-х гг., чье имя ставилось рядом с Достоевским, Тургеневым, Гончаровым, не навсегда оставил литературу. В 1883 г., после более чем двадцатилетнего литературного молчания, он написал небольшую повесть «Гуттаперчевый мальчик» — о тяжелой судьбе маленького артиста, запуганного жестоким и бессердечным акробатом — его «наставником», а точнее сказать — эксплуататором. Не выдержав непосильных нагрузок, мальчик погибает. Контраст между блестящей мишурой жизни «на арене» и жизнью в каморке под зрительными рядами, подчеркнутый контрастом судеб акробата Пети и девочек, дочек графа, раскрывает всю остроту социальных противоречий — но уже на фоне капиталистического города. «Гуттаперчевый мальчик» был дважды экранизирован — в 1915 и 1957 гг.

В последние годы жизни Григорович обратился к мемуарам, выпустив в 1893 г. «Литературные воспоминания», в которых отражена эпоха 40—50-х гг., встречи с современниками — Белинским, Тургеневым, Гончаровым, Некрасовым, Чеховым и Горьким.

Источник: Энциклопедия русской жизни. Роман и повесть в России второй половины XVIII - начала XX в. / Под ред. В.И. Кулешова. - М.: Книжная палата, 1988

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Другие авторы | Добавил: katerina510 (12.03.2020)
Просмотров: 36 | Теги: творчество Григоровича, Григорович