Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Другие авторы

Дмитрий Мамин-Сибиряк: обзор произведений писателя

  • Статья
  • Еще по теме

«Все, что я умел и мог создать, мною создано в моих сочинениях, которых, если собрать все вместе, наберется до 100 томов...» В этих словах Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка нет преувеличения. Действительно, литературное наследие писателя огромно; имеющиеся собрания сочинений писателя являются, по существу, лишь избранными изданиями его произведений.

«Певец Урала» — так издавна и по праву называют Мамина-Сибиряка, потому что наиболее значительная — и количественно, и качественно — часть его творчества посвящена этому самобытному, интересному краю. С ранних лет (будущий писатель родился на Урале, в семье заводского священника) вошли в его сознание и запечатлелись навсегда и величественная красота природы, и картины жизни, нравов, быта заводского уральского населения. Поразили воображение будущего писателя противоречия между нищетой рабочего люда и безумной роскошью наживающихся на их труде заводчиков. Одиннадцатилетним мальчиком наблюдал он «королевский» въезд в свои владения П. Демидова — и позже описал это в романе «Горное гнездо».

С Уралом связаны первые воспоминания, как светлые (о семье, первых прочитанных книгах), так и грустные (о шестилетнем пребывании в бурсе). Здесь же, на Урале, пришла к Д. Н. Мамину известность, здесь избрал он вскоре ставший широко известным псевдоним «Д. Сибиряк».

Но было бы ошибкой видеть в Мамине-Сибиряке писателя лишь областной, «местной» темы. В его книгах глубоко отразились характеры и обстоятельства, типичные для всей пореформенной России. Этот, по словам М. Горького, «воистину русский» писатель помогал читателям своими книгами «понять и полюбить русский народ, русский язык». Мамин-Сибиряк принадлежал к демократическому направлению русской литературы. Уже первые жизненные впечатления формировали ум и душу будущего писателя, воспитывали в нем уважение и любовь к даровитому, талантливому, но задавленному нуждой народу.

Наклонности к литературному творчеству проявились у Мамина-Сибиряка очень рано: он вспоминал, что уже «с детства мечтал сделаться писателем». А в тяжелые годы пребывания в духовном училище и семинарии постоянно вел дневник, записывая в него свои мысли и впечатления.

В обширном наследии Мамина-Сибиряка есть произведения различных жанров — фельетоны, очерки, рассказы, пьесы, легенды, сказки, рассказы для детей, мемуары. Но в историю литературы Мамин-Сибиряк вошел прежде всего как романист.

В 80-е гг., когда преобладающими в русской литературе были «малые формы», Дмитрий Мамин-Сибиряк успешно продолжал традиции русского классического романа XIX в. Его первое крупное произведение — «Приваловские миллионы» (1883) — было лишь частью задуманной (но не реализованной) эпопеи о нескольких поколениях Приваловых, в которых писатель хотел «в исторической последовательности очертить преемственное развитие типов уральских заводчиков». Основатель дела, Тит Привалов, должен был, по мысли автора, представлять типичный характер «первого заводчика», с его железной волей, деловой сметкой, смесью жестокости и великодушия. Далее писатель предполагал вывести галерею его наследников, вырождающихся в роскоши и мотовстве.

Герой «Приваловских миллионов», «последний из Приваловых», представляет собой личность интересную, сложную, противоречивую, это человек, у которого, по словам Мамина-Сибиряка, «хорошие намерения и заветные мечты постоянно идут вразрез с практикой». Наследник богатейших уральских заводов, Сергей Привалов тяготится ими, не любит заводского дела. Близкий по своим взглядам к народникам, он считает промышленность болезненным наростом, губящим здоровые, народные силы. Спасение России Привалов видит в организации артелей, в создании рациональной хлебной торговли — и пытается на деле осуществить свою программу. Но оказывается, что планы эти утопичны. Реальная действительность опрокидывает их, сам Привалов становится игрушкой в руках прожженных дельцов, а затеянная им хлебная торговля превращается в капиталистическое предприятие.

Дмитрий Мамин-Сибиряк не разделяет взглядов своего героя. Но, несмотря на свои неудачи, заблуждения, срывы, Сергей Привалов все же вызывает сочувствие: борясь с хищниками-опекунами за свои наследственные заводы, он думает не о приумножении личных доходов, а о том, как бы полнее вернуть свой «долг народу». Привалов понимает, что миллионы, принадлежащие его семье, созданы каторжным трудом, что его заводы строились на землях, захваченных у разоренных башкир — коренного населения края.

Сатирически изображает Мамин-Сибиряк свору хищников, стремящихся урвать из приваловского наследства кусок пожирнее. Таковы беззастенчивые дельцы Ляховский и Половодов, стяжательница Хиония Заплатина. С глубокой симпатией рисует писатель образы тех, кто сумел противостоять развращающей, растлевающей силе денег. Такова, прежде всего, Надежда Бахарева. Выросшая в богатой семье, она порывает со своей средой, хотя ее отец, честный и умный человек, достоин уважения, а обстановка в семье не является угнетающей. Девушка осуждает сам строй узаконенных общественных отношений, говоря: «Мы живем паразитами, и от нашего богатства пахнет кровью сотен тысяч бедняков». Максим Лоскутов, с которым соединяет свою судьбу Надя, — ссыльный, участник революционного движения, человек незаурядный, талантливый. Но время героических дел революционного народничества прошло — и Лоскутов, мечтающий о создании нового общества, приходит к мистицизму, кончает сумасшествием.

Уже в этом первом романе писатель проявил себя не только как талантливый наследник традиций своих предшественников, прежде всего Тургенева (черты «лишних» и «новых» людей, известные нам по тургеневским романам, просматриваются в характерах Привалова, Лоскутова, Нади Бахаревой), но и как новатор, поднимавший новые пласты жизни, новые проблемы. Главный конфликт романа — непримиримое противоречие народа и господствующих классов. В этом отношении, как и в интересе к типам хозяев, к теме вырождения буржуазных родов, Мамин-Сибиряк явился прямым предшественником М. Горького.

К следующему роману — «Горное гнездо» (1884) — Мамин-Сибиряк взял эпиграфом слова поэта Н. Некрасова: «Вот приедет барин — барин нас рассудит...». Суматохой, вызванной ожиданием приезда на уральские заводы их владельца, миллионера Лаптева, начинается роман. В Лаптеве современники угадывали черты П. Демидова — последыша вырождающегося рода известных горнозаводчиков, вошедших в силу еще при Петре I. Лаптев, пустой, избалованный и развращенный человек, равнодушный к судьбе и своих заводов, и трудящихся на него рабочих, не хочет, да и не может ничего изменить. Он — лишь марионетка в руках ловких дельцов, присосавшихся к «горному гнезду». Конфликт романа построен на столкновении двух групп этих хищников, во главе каждой из них — не останавливающиеся перед интригой и шантажом женщины. Одна — жена управляющего заводом, местная «царица» Раиса Павловна, другая — любовница приехавшего с Лаптевым либерального болтуна генерала Блинова, «метресса» Нина Леонтьевна, имеющая связи в столичных деловых кругах.

Сюжет «Горного гнезда» развертывается напряженно, борьба своры хищников принимает порой самые причудливые формы. Писатель показывает, как атмосфера продажности, чистогана отравляет сознание юной красавицы Луши Прозоровой, — и для того, чтобы войти победительницей в этот блестящий, но страшный мир, Луша отдается старому жуиру Прейну, ловкому дельцу.

С болью пишет Мамин-Сибиряк о том, что положение народа, рабочих, мастеровых заводов, ожидавших от приезда Лаптева помощи и защиты, останется без изменения. Так же как в «Приваловских миллионах», писатель дает почувствовать читателю, что основное жизненное противоречие капиталистического общества — в непримиримости интересов рабочих и хозяев — и конфликт этот в существующих условиях неразрешим.

В уста Прозорова, отца Луши, умного, образованного, но слабовольного и опустившегося человека, Мамин-Сибиряк вложил свои горькие мысли: «В кукарских заводах, — говорит Прозоров, — нет даже богадельни, нет пенсий изработавшимся и увечным, нет приюта для сирот... Наука, святая наука — и та пошла в кабалу к золотому тельцу».

«Дикое счастье» (1884) и «Золото» (1892) — романы о «золотой лихорадке» на Урале. Большевистская «Правда» в 1912 г. выделила эти произведения, отметив, что Мамину-Сибиряку удалось показать, «как вокруг золота совершается вакханалия, идет ломка старых патриархальных отношений, и при этом не щадится ни человеческая жизнь, ни простые человеческие отношения, ни знания, ни культура».

Крепкая патриархальная семья Брагиных в первом романе погибает, распадается, когда на нее сваливается «дикое счастье» — найденная золотая жилка. Почувствовав силу шальных денег, отбиваются от рук, спиваются, избивают беззащитных жен сыновья Гордея Евстратыча Брагина. Сам степенный Гордей Евстратыч теряет человеческий облик, спаивая собственного сына, добиваясь любой ценой благосклонности невестки. Единственную дочь, красавицу Нюшу, разлучают с любимым и отдают в жены человеку алчному и жестокому. А в результате богатство Брагиных исчезает, уходит, как песок между пальцами.

В романе «Золото» описана жизнь уральских старателей, дана широкая картина труда рабочих при крепостном праве и после «воли». В центре внимания писателя — большая семья Родиона Потапыча Зыкова, прошедшего суровую школу жизни и выбившегося в люди, ставшего штейгером. Жажда наживы расшатывает устои этой крепкой семьи. Религиозные распри (часть населения является раскольниками) усугубляют тяжесть положения. Большое место в романе занимает судьба дочери Зыкова, красавицы Фени, убежавшей к любимому в раскольничью семью и возвращенной домой. Интересен образ оставленного Феней молодого раскольника Кожина, который не может забыть Феню, ожесточается и истязает свою вторую, «законную», жену.

Целая цепь преступлений, бед, искалеченных жизней порождена страшной, развращающей властью золота. Когда эта истина открывается перед Родионом Зыковым, он затопляет шахту с найденной богатой золотоносной жилой. В эпилоге романа, говорят о судьбе своих персонажей, Мамин-Сибиряк приводит страшный перечень: один повесился, другой сошел с ума, несколько человек пошли в каторжные работы...

Мамин-Сибиряк является также автором ряда повестей. В основе повести «Доброе старое время» (1889) — подлинная история возникновения екатеринбургского театра. Труппа этого театра, построенного на средства богатых золотопромышленников, состояла из крепостных актрис. Рассказом о прошлом одной из таких бывших крепостных примадонн и воспользовался Мамин-Сибиряк, работая над повестью «Доброе старое время» и придав этому названию явный иронический оттенок. Героиня повести, старая актриса, доживает свой век в горькой нужде. И, дойдя до крайней нищеты, начинает сомневаться — правильно ли она поступила, отказавшись в молодости продать заводчику Додонову свою «благосклонность» взамен богатства и независимости. Ответом на этот вопрос является рассказанная автором история Додонова. Всесильный богач, он попал под суд, разорился, его заводы пошли с молотка, а сам Додонов доживает свой век нахлебником у старой любовницы.

На «уральском» материале создана и повесть «Верный раб» (1891). Прототипом старого генерала Голубко был всесильный на Урале главный горный начальник генерал Глинка (он выведен и в повести «Доброе старое время»). Но не суровый генерал, вояка аракчеевского толка, в центре внимания писателя, а его «верный раб» Мишка, ловко эксплуатировавший грозную славу своего хозяина в своих корыстных интересах. Сюжет повести построен на борьбе Мишки и молоденькой жены генерала, невзлюбившей «верного раба». Борьба эта кончилась победой Мишки, сумевшего убедить генерала в неверности его жены. Изгнание генеральши, а затем и конец карьеры самого генерала не колеблют благополучие Мишки — и повесть кончается знаменательными словами: «Торжествовал один верный раб Мишка».

Действие повести «Братья Гордеевы» (1891) относится к 40-м гг. XIX в. Трагически складывается судьба двух талантливых крепостных. Посланные учиться за границу, юноши вернулись на родину людьми просвещенными и столкнулись с суровой действительностью. Управляющий заводом Федор Лукич, сторонник крепостнических порядков, всеми средствами унижает человеческое достоинство Гордеевых, посылает их на черные работы, постоянно дает понять, что их знания никому не нужны, а самые минимальные требования — неисполнимы. Братья погибают. Но, как стихия, врывается в жизнь Федора Лукича любовь к жене младшего брата, ломает привычный уклад его семьи, губит его самого.

В романе «Три конца» (1890) Мамин-Сибиряк также обратился к судьбе крепостных интеллигентов: одним из героев произведения является заводской управитель Петр Елисеевич Мухин. Судьба его напоминает судьбу братьев Гордеевых. Проживающему за границей заводовладельцу «пришла дикая блажь» насадить в своих заводах просвещение — и вот, как по мановению волшебной палочки, маленький крепостной Петя Мухин попадает в Париж, где получает великолепное образование и как лучший ученик удостаивается быть приглашенным на обед к самому королю... А затем следует возвращение на родину с женой-француженкой, испытание всех «прелестей» крепостной зависимости, бесконечная цепь унижений.

Роман «Три конца» имеет подзаголовок — «Уральская летопись». Герой этой «летописи» — заводское население. Смысл заглавия «Три конца», по словам Мамина-Сибиряка, в том, что на описываемом заводе «сошлись раскольники (коренное население), туляки и хохлы (переселенные из внутренних губерний на Урал) — отсюда кержацкий конец (на Урале раскольников зовут кержаками — на заводах, а в деревнях — двоеданами), хохлацкий и туляцкий конец».

В центре внимания автора «Трех концов» — вопрос о воле. Писатель поставил перед собой задачу — показать, как «освобождение» от крепостной зависимости привело к новым формам угнетения. Сценами, рисующими заводское население накануне реформы 1861 г., начинается «уральская летопись», а одним из самых важных событий романа является забастовка рабочих, протестом отвечающих на затягивающую их горло петлю капиталистической кабалы. С глубоким проникновением в народную душу рисует писатель живущую в душах тульских и украинских крестьян любовь к земле, толкающую их на переселение с заводских земель в башкирские степи, и крах мечты о «своем хлебе», вынужденное возвращение на завод. Чуждый народническим иллюзиям, Дмитрий Мамин-Сибиряк всей системой образов романа показывает, что возврат к патриархальным дедовским временам невозможен.

Интересны созданные писателем характеры двух управляющих — прижимистого, сурового Луки Назарыча, верного стража крепостнических устоев, и сменившего его Голиковского, представителя новых капиталистических отношений, бездушного формалиста, отношения которого с рабочими строятся на системе бесконечных штрафов, прижимок, урезок.

Яростно обличая буржуазию и ее слуг, Мамин-Сибиряк являлся в то же время убежденным сторонником промышленного развития страны, мечтавшим о том времени, когда интересы рабочих совпадут с интересами государства, будут охраняться им.

Роман Мамина-Сибиряка «Хлеб» (1895) — последний в уральском цикле. Это одно из самых значительных произведений писателя по силе обличения буржуазного хищничества. С большой художественной силой нарисована правдивая картина страшного обнищания и разорения рабочего люда одного из сельскохозяйственных районов Зауралья, куда проникает капитал с его грабительской политикой, и как следствие этого — расцвет ростовщичества, винокурения, оптовая скупка и вывоз пшеницы.

Мастер сюжета, Мамин-Сибиряк сразу создает напряженность в развитии действия. Некий загадочный старичок, которого все принимают за бродягу, появляется в местечке, что-то высматривает, вымеривает. Это один из главных героев произведения, Михей Зотов, решивший бросить здесь свой якорь, вложить накопленный капитал в хлебное дело, а для начала женить сына Галактиона на дочери местного купца. Молодой Галактион — человек яркий, смелый, предприимчивый, деятельный — успешно борется за осуществление замыслов отца. Он быстро богатеет, не брезгуя никакими средствами. Но по мере приумножения капитала в Галактионе умирает все человеческое, его вытесняет «деловой дух». В горькие минуты просветления он начинает понимать степень своего падения, тянется к чему-то настоящему, но ничего не может изменить. В конце романа даже основатель «дела» Михей Зотов, ужасаясь поступками сына, бросает ему страшное обвинение: «Ты кровь христианскую пьешь... Люди мрут, а ты с ихнего голода миллионы хочешь нажить».

В повести «Охонины брови» (1892) писатель обратился к истории, к восстанию крестьян под руководством Пугачева. Сам Пугачев не появляется на страницах произведения, но движение показано достаточно широко. Среди персонажей повести и крестьяне, и заводские рабочие, и башкиры.

Работая над повестью, писатель опирался на народнопоэтическую традицию. Образы атамана Белоуса, красавицы Охони — «отецкой дочери» — близки фольклорным. Сама судьба Охони, смелой и доброй девушки, которая могла бы стать достойной подругой Белоуса, а сделалась любовницей воеводы, решена в балладно-песенном ключе. Охоня принимает смерть от руки Белоуса, а память о ней остается в названии гор — Охонины брови.

Особое место в наследии писателя занимает роман «Черты из жизни Пепко» (1894), в значительной степени автобиографический. В нем он обращается к дням своей юности, вспоминает о полуголодном существовании в столице, о горьком хлебе репортерства, о первых неудачных попытках пробиться в большую литературу. Но не следует относить этот роман к мемуарному жанру — многие существенные стороны жизни молодого Мамина-Сибиряка совсем не нашли в нем отражения (например, студенческие занятия, общение с народническими кружками). «Черты из жизни Пепко» — роман о жизни петербургской литературной полунищей богемы — и отбор материала определялся этим.

В центре произведения — два героя. Василий Иванович Попов (от его имени и ведется повествование) и его приятель Агафон Павлович Попов, он же Пепко. Неизвестно, как сложилась бы судьба бедного студента Василия Ивановича, если бы на его пути не встретился уже потертый жизнью Пепко, введший его в круг литературной братии.

Большое место в романе занимают вопросы литературы. Василий Иванович глубоко задумывается над тем, какова в современном ему обществе роль писателя, говорит о необходимости воспроизведения правды жизни, как бы сурова она ни была, понимает необходимость поисков положительного идеала. Он приходит к убеждению, что «несовершенство» русской жизни — «это только отрицательная сторона, а должна быть и положительная... Где эта жизнь?».

Мамин-Сибиряк — реалист и демократ — вошел в историю русской литературы как певец людей труда, непримиримый обличитель буржуазного общества с его хищническими законами. Замечателен язык его произведений: он умело и тонко вводит в свою прозу народные обороты, добивается яркой индивидуализации языка своих персонажей. Писатель-реалист, он создал большие, многокрасочные полотна, где каждый персонаж живет своей жизнью, говорит своим языком.

Источник: Энциклопедия русской жизни. Роман и повесть в России второй половины XVIII - начала XX в. / Под ред. В.И. Кулешова. - М.: Книжная палата, 1988

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Категория: Другие авторы | Добавил: katerina510 (17.03.2020)
Просмотров: 25 | Теги: творчество Мамина-Сибиряка, Мамин-Сибиряк