Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Достоевский Ф.М.

"Игрок" (Достоевский): анализ романа

  • Статья
  • Еще по теме

Попробуйте себе представить, что какой-нибудь другой писатель — пусть это будет хоть Мопассан — станет работать с таким же материалом, касающимся дележа наследства и сопутствующими ему эмоциями вовлеченных в дележ персонажей. Я проделал такую умственную операцию и пришел к выводу, что Достоевский — не «ремесленник», который тщательно собирает материал, а потом выстраивает тщательно прописанный и логически обоснованный сюжет. Нет, Достоевский жертвует соразмерностью, сбалансированностью и увлекательностью повествования. Вместо этого он «встраивает» детали своего личного опыта и свои мысли в своих персонажей. Мало того: способ этого «встраивания» отличается глубокой субъективностью, автор не оглядывается ни на литературные традиции, ни на читателя, а потому логика поведения персонажей зачастую остается загадкой, их характеры невозможно объяснить только из текста, что повергает читателя в растерянность.

Литература Достоевского всегда оставляла у читателей и исследователей впечатление бескрайней, буйно разросшейся чащи, сквозь которую ты пытаешься продраться темной ночью. Впечатление это обусловлено не столько какими-то особенно глубокими причинами, сколько тем, что Достоевский творил по своему хотению, он исходил не только из логики своего повествования, но и из логики своей жизни, так что факты литературы и экстралитературные факты оказывается невозможным отделить друг от друга. Он не стремился к литературному совершенству, а потому его можно назвать «сочинителем» только с серьезными оговорками.

Неясен характер даже главного персонажа романа "Игрок" — Полины. Ее чувства по отношению к Де-Грие сильны, но как-то фрагментарны, вроде бы ее влечет к нему, но по необъясненным причинам она испытывает страдания. Де-Грие оказывает ей "любезность", когда прощает семье генерала часть долга, но по непонятной причине она приходит в исступление и хочет во что бы то ни стало возвратить ему пятьдесят тысяч франков. Читателю непонятны движущие мотивы поведения и другого ключевого персонажа этого романа. Отчего Алексей с таким презрением и ревностью относится к Де-Грие, утверждая, что, хотя французские мужчины представляют собой пустышку, русские девушки все равно обольщаются их «стильностью»? В другом месте он говорит, что это ничтожество навсегда сохранится в сердце Полины в качестве утонченного и прекрасного мужчины.

Хотя в романе абсолютно ничего не говорится о любовных отношениях между Полиной и Де-Грие, чем обусловлена эта экзальтированная и неоднократно высказываемая критика в его адрес? Все это ставит читателя в тупик.

Ключом для понимания «непонятных» героев Достоевского часто становятся его личные жизненные обстоятельства. В отношении «Игрока» это утверждение также справедливо.

У трех главных героев «Игрока» имеются несомненные жизненные прототипы. Превратившийся в «игрока» учитель Алексей — это сам Достоевский. Полина — это возлюбленная Достоевского студентка Аполлинария Суслова. Де-Грие — это красавец-испанец Сальвадор, которого она повстречала в Париже и совершенно потеряла от него голову.

Осенью 1863 года Достоевский и его возлюбленная Суслова собрались совершить путешествие в Италию. Суслова выехала несколько раньше Федора Михайловича и дожидалась его в Париже. Однако Достоевского задержали журнальные дела, кроме того, он провел в Висбадене четыре дня за рулеткой. За это время Суслова успела обзавестись в Париже новым любовником, который даже уже успел пресытиться ею. Если мы примем во внимание эти непростые обстоятельства, то нам станет понятнее столь странное поведение Полины из «Игрока».

Суслова влюбилась в Сальвадора и увивалась вокруг него. Тому показались обременительными ухаживания Сусловой, и он попытался удалить ее от себя, сказав ей, что якобы болен тифом. Тем не менее, она по-прежнему с упорством, достойным лучшего применения, продолжала преследовать его. При этом она твердила, что Сальвадор проявил по отношению к ней «доброту», а потому она, будучи женщиной гордой, хочет воздать ему за эту «доброту» и дать ему денег. Речь шла о пятнадцати франках. В романе, конечно, речь идет совсем о другой сумме, но остается фактом, что Суслова неоднократно отправляла посыльного к Сальвадору, чтобы он принял от нее деньги. Поскольку тот отказывался это сделать, она пришла в ярость и отправила ему письмо с ужасными угрозами.

В опубликованном дневнике Сусловой (см.: А. П. Суслова. «Годы близости с Достоевским» под ред. А. С. Долинина), содержится подробный отчет обо всех этих любовных перипетиях. Она во что бы то ни стало хотела донести до Сальвадора свои чувства. Сальвадор был напуган, она же не умела утишить своих пылких эмоций. В сущности, она вела себя не столько как женщина «гордая», сколько как взвинченная институтка, по-детски уверенная в женском приоритете. Полина в «Игроке» ведет себя похожим образом: взывая к мужчине, она встает в позу оскорбленного достоинства, любовь и ненависть одновременно бурлят в ней.

Из дневника Сусловой следует, что всю свою любовную горечь она выплеснула на прибывшего в Париж Достоевского — своего «старого любовника», она рассказала ему обо всем.

Возможно, это покажется странным, но Суслова, нанося ему тяжелую травму и обрушивая свои признания на Достоевского, который давно был влюблен в нее, вместе с тем и сочувствовала ему. Не так ли ведет себя и Полина по отношению к Алексею?

Алексей находит очарование в диктаторском характере Полины. Это похоже на мазохистское любовное чувство. Он несколько раз говорит о том, что с наслаждением бросится в пропасть по ее приказанию. Возможно, что и сам Достоевский был одолеваем подобной страстью. Писателя все время бросало от гордыни к самоуничижению и обратно, поэтому не исключено, что он временами требовал от Сусловой любви таким же образом, что и Алексей у Полины.

После того, как Достоевский расстался с Сусловой, по пути в Россию он, как и Алексей, останавливается в Гомбурге и проигрывается там в прах. Он обращается за помощью к оставшейся в Париже Сусловой, и ее деньги выручают его. Слова Алексея о том, что он еще докажет Полине, что способен стать человеком, возможно, были произнесены Достоевским в реальности.

Учитывая вышеизложенные жизненные обстоятельства Достоевского, легче объяснить «несовершенства» романа «Игрок». Резкое неприятие Полиной «доброты» Де-Грие есть выражение горечи и разочарования, испытанных отвергнутой Сусловой.

Достоевский описывал свои любовные чувства и разочарование, стоя к читателю «вполоборота». Этим и объясняются несуразности его романа. Полина, прототипом которой послужила Суслова, неожиданно исчезает из текста повествования задолго до финала. Возможно, что свойство Полины — все время испытывать мужскую верность — во время работы над романом надоело автору.

Однако в «Игроке» Достоевский не только воспроизводит свой собственный опыт. Пусть и фрагментарно, но в тексте романа имеются суждения относительно национального характера и шкалы ценностей русских, французов, англичан, немцев.

Де-Грие и Бланш олицетворяют жадных до денег французов. Будь ты маркиз или продажная женщина, но вас объединяет то, что вы оба живете ради денег. Поэтому Бланш и выходит замуж за слабоумного генерала — деньги и титул для нее важнее всего. Поскольку для Де-Грие и для Бланш не существует другой веры, они презирают русских, которые не понимают самоочевидной истины.

За любовью французов к деньгам скрываются ничтожество, скудость ума и пустота, хотя во всем свете они известны как носители непревзойденной культуры. Французы облачены в изящные одеяния и обладают отточенным вкусом, что выделяет их среди других народов, — говорит Алексей. Даже псевдоинтеллектуалы, даже обманщики и проститутки обладают манерами, речью и мыслями дворян и благородных женщин. Но их прекрасная внешность не имеет отношения к душе. Французы обладают чувством формы — даже совершенно простонародный человек имеет достойный вид. «Оттого-то так и падки наши барышни до французов, что форма у них хороша».

А что немцы? Мнение Достоевского о немцах сформировалось, когда ему шел третий десяток, и с тех пор оно не претерпело изменений. И в «Петербургской летописи», и в «Записках из мертвого дома», и в «Игроке» писатель говорит о том, что добродетелью немца является накопление богатства с помощью упорного труда. Согласно Достоевскому, во главе немецкой семьи непременно стоит почитаемый и прекрасный отец, все члены семьи уважают его правильное поведение, все они любят порядок и усердно трудятся. Они никогда не ощущают, что их усердие, преданность и целеустремленность могут показаться кому-то безобразными и пугающими. Немцы не способны понять счастья свободы, лишенной порядка и дисциплины. Развертывая свою «немецкую» теорию, русский человек Алексей заключает: «Терпеть не могу честных людей, к которым подходить страшно».

Перейдем к англичанам. Достоевский относится к ним с большим сочувствием, чем к французам и немцам. Англичане — народ двойственный. С одной стороны, это алчные, холодные капиталисты — управители-«сахаровары», но, с другой стороны, — это и «Аполлон Бельведерский», джентльмены, обладающие мужеством и чувством дружбы. Их нельзя назвать людьми до конца практическими, в них обнаруживается что-то деревенское, они надежны, в них ощущается какое-то благородство. Приехавшая в Рулетенбург московская бабушка говорит, что «француз красивее, но он подлее; а англичанин, сверх того, что честен, еще в десять раз богаче».

Именно потому, что Алексей — русский человек, он без сожалений отдает двести тысяч франков Бланш. Русские отличаются щедростью, какой нет у вышеупомянутых народов, они подают деньги слабым и убогим, но у них отсутствует уважение к деньгам, они не способны к накопительству.

В русских есть искренность и доброта по отношению к другим, в них есть теплота и талант. В них есть чувство красоты и тяга к прекрасному. Но в них нет «формы», необходимой для дела. Поэтому их богатые жизненные силы только растрачиваются понапрасну. Они обладают натурой «игрока».

Вот что думал Достоевский по поводу национального характера. Его суждения односторонни, но не лишены убедительности. 

Есть еще одна вещь, о которой хотел написать Достоевский в «Игроке», но не написал. Она имеет отношение к критике писателем русского характера. Я делаю свое предположение, исходя из того, что «Игрок» начинается как роман о семье генерала. Видимо, Достоевский задумывал роман как повествование о заграничной жизни семьи, которая попала в трудное положение. Ее глава не заботится об интересах семьи, он не обладает чувством ответственности, он транжирит деньги и рассчитывает только на наследство. Этот генерал напоминает нам о другом главе семьи — Версилове из «Подростка». В этом отношении можно считать «Игрока» предтечей позднего Достоевского, у которого такое большое внимание уделяется «случайной» семье.

Источник: Словарь персонажей произведений Ф.М. Достоевского / Накамура Кэнноскэ; пер. с яп. А.Н. Мещерякова. - СПб.: Гиперион, 2011

Понравился материал?
8
Рассказать друзьям:
Категория: Достоевский Ф.М. | Добавил: katerina510 (02.12.2016)
Просмотров: 4747 | Теги: игрок