Меню сайта
Статьи » Литература 19 века » Чехов А.П.

"Три сестры": анализ пьесы Чехова

  • Статья
  • Еще по теме

Слова Льва Шестова: Чехов «убивал человеческие надежды» — более всего относятся к драме «Три сестры» (1900—1901). В пьесе героини соотнесены определенным образом: то, о чем мечтает одна из них, есть у другой, однако послед­нюю это отнюдь не делает счастливой. Достижение сестрами (Ири­ной, Машей) желаемого, как это ни парадоксально, только ухудшает их жизнь. В первом действии младшая сестра Ирина возлагает все свои надежды на работу: «Человек должен трудиться, работать в поте лица <...> и в этом одном заключается смысл и цель его жизни». Однако ни ее сестре Ольге, в начале пьесы служащей учитель­ницей в женской гимназии, а в конце ставшей ее начальницей, ни самой Ирине, поступившей было работать на телеграф, а затем слу­жащей в городской управе, труд не приносит удовлетворения. Ольга не замужем, а у сестры Маши есть муж, но он ей в тягость. Ни Оль­га, ни Ирина так никого и не полюбили, а Маша встретила Верши­нина и полюбила его, однако должна расстаться с любимым челове­ком навсегда.

Год за годом из жизни семьи Прозоровых неотвратимо уходят праздники. В отличие от многолюдного «прежнего времени», на име­нины Ирины, с которых начинается драма «Три сестры», пришло, по словам Маши, «только полтора человека», а после во­царения в доме Прозоровых Наташи, ставшей женой Андрея, сле­дующий праздник и вовсе не состоялся: ряженых в дом не пустили. В начале пьесы сестры Ольга и Ирина говорят о продаже дома, о пе­реезде в Москву и о профессорском будущем для родного брата Ан­дрея. Однако со временем Андрей стал всего лишь секретарем мест­ной земской управы. В конце пьесы Наташа при попустительстве со стороны того же Андрея решительно вытеснила из дома сестер Оль­гу и Ирину, а также старую няню. Москва же как средоточие всех лучших надежд трех сестер оказалась недосягаемой. К финалу пьесы сестры утрачивают все надежды, которые прежде позволяли им жить.

В драме нет конфликтных столкновений между героями. Система персонажей в пьесе складывается из двух разных групп. С одной сто­роны, грубый Соленый, равнодушный Чебутыкин, предприимчивая Наташа, недалекий Кулигин, а с другой, — интеллигентные сестры, Тузенбах, Вершинин. Только Андрей Прозоров «перемещается» из одной группу в другую. Однако драматург не противопоставляет эти группы, он выявляет сближающую героев общность, отчасти урав­нивающую их. Чехов «поворачивает каждого из действующих лиц так, что в каждом, пусть ненадолго, проглядывает то, что уравнива­ет его с Соленым, с Наташей. <...> Показать ответственность каж­дого за общее состояние дел, по Чехову, важнее, чем возлагать вину на вне тебя находящееся зло, на отдельных носителей зла».

При этом Чехов не отказывался от мысли о сложной природе от­ношений в человеческом обществе. Каждый из героев либо мечтает о любви, либо любит или любил когда-то, однако все они — любив­шие (Чебутыкин, Андрей Прозоров), любящие (Соленый, Кулигин, Вершинин, Маша) и до сих пор неполюбившие (Ольга, Ирина) — несчастны. В отношениях между этими людьми царит фатальная рас­согласованность. Несчастье всех героев не предопределено свыше, они сами неизменно, желая или не желая этого, причиняют его друг другу.

Время в пьесе Чехова «Три сестры» дискретно (утраченное прошлое, заполняемое пу­стотой настоящее, весьма отдаленное будущее). Настоящее одно­временно включает в себя разнонаправленные векторы: всеобщая устремленность к счастью, последовательное крушение надежд (толь­ко Наташа уверенно добивается своего), деградация (отчетливее все­го она выражена в истории Андрея Прозорова). В настоящем нет веры, но человеку трудно без нее жить. Маша говорит: «Мне кажет­ся, человек должен быть верующим или должен искать веры, иначе жизнь его пуста, пуста...». Человеку, считает Маша, обя­зательно нужно знать, для чего он живет: «Или знать, для чего жи­вешь, или же все пустяки, трын-трава». Однако это знание для героев непостижимо. В драме Чехова «Три сестры», как отмечает современный иссле­дователь, значительное место занимает образ пустоты. Пустота, от­носящаяся к событиям настоящего времени, к концу пьесы разрас­тается.

У человека, жаждущего знать, в чем смысл его жизни, настоящее без веры и без знания неизбежно порождает религию будущего. В пьесе несколько раз звучат слова Вершинина об отдаленном буду­щем и о необходимости жить для него. Вдохновенные слова о буду­щем, с одной стороны, свидетельствуют о стремлении этого героя найти опору в жизни, а с другой, вводят важную для самого автора «Трех сестер» тему жизни будущих поколений людей. Тупиковые поло­жения в настоящей жизни современных людей не отменяют, по Че­хову, возможного разрешения проблем в отдаленном будущем. 

Однако героини драмы живут в настоящем, и им нужно сделать выбор, который позволил бы жить дальше. В «Трех сестрах», как и в пьесах «Чайка», «Дядя Ваня», Чехов-драматург изменил представ­ление о событии в драматическом произведении. «Три сестры» на­сыщены крупными «внешними» событиями: именины, женитьба Андрея и рождение детей, праздник, пожар в городе, дуэль и смерть Тузенбаха. Однако по существу эти события ничего не решают в жизни героинь. Рождение Наташиных детей не столько событие, сколько предлог вытеснить их из дома. Для сестер только уход во­енных из города — событие. После него они должны начать свою жизнь сначала. Маша, единственная из них переживающая взаим­ную любовь, в конце пьесы произносит важнейшие слова: «...мы остаемся одни, чтобы начать нашу жизнь снова. Надо жить... Надо жить...».

В финале драмы два высказывания словно оспаривают право стать итоговым завершением. Первое высказывание принадлежит Чебутыкину: «Тара-ра-бумбия... сижу на тумбе я... Все равно! Все равно!». Второе — Ольге: «Если бы знать, если бы знать!». Однако и тот, и другой герой всего лишь повторяют уже не раз прежде прозвучавшее в пьесе, вспомним, к примеру, слова Маши о необходимости веры, знания и о «пустяковости» всего в случае их отсутствия. На фоне сказанного и Чебутыкиным, и Ольгой слова Маши «Надо жить... Надо жить...» выделяются, они выражают об­ретенное ею понимание жизни в настоящем.

Источник: История русской литературы XIX века: в 3 т. Т. 3 / под ред. О.В. Евдокимовой. - М.: "Академия", 2012

Подробнее:

Драма "Три сестры" — знаменательное событие в жизни Чехова. После провала "Чайки" Антон Павлович дал зарок не писать пьес, считал себя неудавшимся драматургом. И вот спустя пять лет пишет пьесу, в которой не только «пять пудов любви» стали основой сюжета, но и выразились все основные темы и мотивы русской классики: распад дворянских гнезд, несостоятельность "умной ненужности", трагедия "несчастного семейства", горе утраченных надежд, бессмысленность дуэли. В письме к В. И. Немировичу-Данченко Чехов признавался: как бы человек ни располагал своими желаниями, "...сама жизнь такая же, какая была, не меняется и остается прежней, следуя своим собственным законам". Точно так же и в пьесе «Три сестры», как бы героини ни хотели уехать в Москву, как бы Вершинин ни любил Машу, как бы ни мечтали герои о счастье, все остается по-прежнему.

Антон Павлович подверг ироническому осмыслению многие важные проблемы жизни человека, дал возможность читателю и зрителю взглянуть на них не трагически, а с той здоровой усмешкой, которая не оскорбляет человека безысходностью, а, напротив, убеждает в необходимости жить.

Чехов писал о "Трех сестрах", что вышла «пьеса, сложная, как роман». Эта пьеса наиболее ярко выражает традиции русской эпической прозы. Лирическое звучание чеховского театра достигает здесь страстной, исполненной драматизма идейной напряженности. Герои «Трех сестер» живут как будто «начерно», словно надеясь, что еще представится возможность зажить в полную силу. Их будни окрашены томительно прекрасной мечтой о Москве и о лучшем будущем. Время их жизни движется в одном направлении, а мечты — в другом. Не следует искать природу комедийного жанра в характерах действующих лиц. Не героев и их пороки высмеивает Чехов, а саму жизнь.

Развитие сюжета в "Трех сестрах"

Три любовных сюжета: Маша — Кулыгин — Вершинин; Ирина — Тузенбах — Соленый; Андрей — Наташа — Протопопов, казалось бы, должны придать пьесе динамику и интригующий драматизм. Однако этого не происходит. Герои не стремятся что-либо изменить в своей жизни, они не действуют, только страдают и непрерывно ждут, и жизнь персонажей проходит как бы в сослагательном наклонении. Сюжет в пьесе несобытийный, хотя на самом деле событий более чем достаточно: измены, именины, пожар, дуэль. В пьесе "Три сестры" герои бездействуют, зато жизнь активно вмешивается в мир их опустошенных душ.

Вторжение повседневности подчеркивается микросюжетами: историями, случаями, о которых рассказывают герои. Так расширяется пространство пьесы, вводя в конфликт произведения мотив непредсказуемости бытия. В чеховский пьесах нет главных героев, сам поток жизни — главный объект внимания автора. Одной из наиболее важных особенностей чеховской поэтики является умение найти красоту в обыденности. Особая светлая грусть озаряет его пьесы.

Смысл названия пьесы "Три сестры"

В русской классической литературе названия произведений, как правило, символичны и очень часто выражают отношение автора к изображаемому. В пьесах Чехова все сложнее. Он не раз утверждал, что в названиях его произведений не следует искать особого смысла, иронии или глубинной символики. И действительно, кажется странным, что пьеса называется "Три сестры", в то время как в этой драме представлена история семьи Прозоровых и не менее важным образом является Андрей, брат сестер. Если взять во внимание женские образы, то Наташа, жена Андрея, гораздо активнее, чем Ирина, Маша и Ольга, она добивается всего, о чем мечтала.

Драматическая тема "Трех сестер" — настойчивая вариация мотива напрасно пропадающей красоты. Образы трех сестер являются олицетворением духовной красоты и искренности. Автор часто использует сравнение женской души с перелетной птицей, и это становится одним из лейтмотивов пьесы.

Цветовая символика, отмеченная автором в ремарке к первому действию, настраивает читателя и зрителя на восприятие сестер как единого образа. Они становятся олицетворением прошлого, настоящего и будущего национальной жизни. И это положение иллюстрируется колористическими символами. Белое платье Ирины символизирует молодость и надежду, синее форменное платье Ольги подчеркивает ее зависимость от футлярной жизни. Черное платье Маши прочитывается символом загубленного счастья. Весь драматизм представленной автором ситуации заключается в том, что будущее связано не с Ириной, а с Машей. Ее странная реплика — "И днем и ночью кот ученый все ходит по цепи кругом..." — символический комментарий зависимости героинь от собственного бессилия.

Тема несбывшихся надежд

Особую роль в развитии метафорического подтекста произведения играют образы птиц. Мотив перелетных птиц несколько раз повторяется в пьесе. О них говорит Тузенбах, рассуждая о смысле жизни, о птицах с грустью размышляет Маша, когда прощается с офицерами, покидающими город.

Тема напрасно растраченных сил и несбывшихся надежд подчеркивается еще одним мотивом, в целом главенствующим во всем творчестве Чехова — разрушением дома, усадьбы, семейного счастья. Именно борьба за дом явилась внешней канвой действия пьесы. Хотя борьбы как таковой нет — сестры не сопротивляются, они смиряются с тем, что происходит, потому что они не живут в настоящем, у них есть прошлое — семья, дом в Москве и, как им кажется, будущее — работа и счастье в Москве. Столкновение надежды, размаха мечты со слабостью мечтателей — вот главный конфликт пьесы, который проявляется не в действии, а в подтексте произведения. В этом решении выразилась грустная иронии автора над "недотепами", над обстоятельствами, которые невозможно преодолеть.

Б. Зингерман в книге "Театр Чехова" завершил анализ пьес А. П. Чехова тем, что сравнил все сюжеты великого драматурга с событиями жизни самого создателя пьес: "...лиризм чеховского театра — это не одни исповеднические монологи действующих лиц, не только стыдливый подтекст и паузы, полные грустного настроения: Чехов в своих пьесах проигрывает сюжеты своей жизни... Может быть, он потому и стал писать не романы, а пьесы, что именно в диалогической форме Чехову с его закрытым темпераментом легче было выразить свою личную тему — чем больше он вышучивает героев, тем сильнее мы им сострадаем". Чехов всю жизнь мечтал о большой семье, о собственном доме, но ни того, ни другого не обрел, хотя был женат и имел две усадьбы (в Ялте и Мелихове). Уже тяжело больной, Чехов все же не впадал в отчаяние, он стремился близким людям передать надежду и радость даже тогда, когда жизнь настойчиво опровергала самые скромные поводы для оптимизма. Пьеса Чехова — не отчаянный жест человека, не способного исправить реальность, — это мечта о счастье. Поэтому произведения Чехова не следует воспринимать как "грустные песни об уходящей гармонии".

Источник: В мире литературы. 11 класс / А.Г. Кутузов, А.К. Киселев и др. М.: Дрофа, 2006

Понравился материал?
39
Рассказать друзьям:
Просмотров: 28300