Меню сайта
Статьи » Литература 19 века » Чехов А.П.

"Палата №6" (Чехов): описание и анализ повести из энциклопедии

  • Статья
  • Еще по теме

«Палата №6» — повесть А.П. Чехова. Первые упоминания о ней встречаются в письме А.С. Суворину в марте 1892 г. Повесть, принадлежащая к общепризнанным шедеврам Чехова, отразила философские поиски автора рубежа 1880—1890-х гг., явилась плодом его медицинских (Чехов внимательно изучал отчеты русских психиатрических заведений) и социологических изысканий (А.И. Роскин считал, что «Палата №6» «была продиктована» Сахалином, отсюда заменяющие друг друга метафоры сумасшедшего дома и тюрьмы в тексте произведения). Необходимо обратить внимание на то, что повесть писалась вслед за книгой о «каторжном острове» и рассказом «В ссылке».

«Палата №6» Чехова была впервые напечатана в «Русской мысли» (1892 г., №11), а затем вышла отдельным произведением в издательстве А.С. Суворина в Петербурге. Издавалась также в серии «Для интеллигентных читателей» московского издательства «Посредник» (1893 г.). «Палата №6» Чехова вошла в VI том собрания сочинений издания А.Ф. Маркса, где, отмечает Э.А. Полоцкая, соединены рассказы с обостренным чувством трагедийности мира.

Об обобщающем смысле этого произведения говорили многие современники Чехова. Лесков писал: «Всюду — палата №6. Это — Россия...». А.М. Скабичевский высказал предположение о «психиатрической прозе», о «предвестии декадентства», заключенном в этом произведении. В процессе обсуждения повести («Книжки недели», 1893, №1) прозвучала мысль, впоследствии ставшая центральной практически во всех литературоведческих трудах о «Палате №6», — о направленности повести против философии «непротивления злу». Между тем автор статьи считал Андрея Ефимовича Рагина, прошедшего путь от врача-«угнетателя» до пациента палаты №6, «пособником зла», а вовсе не толстовцем. Кто есть герои Чехова — Рагин и Громов, кто именно стоит за их словами? — такова главная проблема всех споров о данном произведении вплоть до нашего времени.

Если первоначально в советском чеховедении главное внимание уделялось социальным аспектам произведения (повесть Чехова «Палата №6» воспринималась как обличительная притча в защиту погубленного обществом не похожего на других человека, загнанного в тупик, в сумасшедший дом, в гроб, акцентировались картины больничного насилия, олицетворением его является «тупая скотина» санитар Никита, а также неприглядные сцены городской «сонной и животной жизни» и т.д.), то впоследствии главное внимание было сосредоточено на философском смысле произведения, диалогах-спорах пациентов палаты №6 — доктора Рагина и бывшего чиновника Громова. Построчная философская дешифровка рагинского пессимизма («Все равно... Все равно... что фрак, что мундир, что этот халат...»; «Между теплым уютным кабинетом и этой палатой нет никакой разницы») впервые была дана А.П. Скафтымовым в его работе «О повестях Чехова «Палата №6» и «Моя жизнь», где литературовед соотнес высказывания героя Чехова с «Афоризмами» Шопенгауэра. Тем самым исследователь отвечал интерпретаторам рассказа, видевшим в этом произведении лишь отголосок полемики с Л.Н. Толстым и Марком Аврелием, философия которого безусловно интересовала Чехова и нашла отражение в его творчестве.

В современном отечественном и западном чеховедении «Палата №6» все чаще получает иные истолкования. Как показал в своей монографии В.Б. Катаев, в повести «Палата №6» Чехов выступил как предтеча экзистенциализма, подняв вопросы одиночества, утраты смысла человеческого существования, разобщенности людей. Социологические интерпретации повести разбиваются именно о композиционные и сюжетные ходы автора, уравнивающего пребыванием в трагической палате носителей различных социальных «футляров». Это «равенство» и духовное преображение человека перед лицом смерти становится темой ряда произведений Чехова. Собственно, с самого начала накапливаются детали-символы, ведущие читателя к образу смерти, тщеты жизни. Убеждение в бессмысленности своей деятельности приводит бывшего доктора Рагина в притягивающую его как магнитом «Палату №6» — причем, вначале добровольно, по собственному влечению, что воспринимается как своеобразный вызов общепринятым поведенческим нормам. Ощущение, что само попадание в «заколдованный круг» этой больницы неизбежно есть путь к смерти, не покидает каждого из двух героев. И, как часто это бывает у Чехова, реальная смерть, воспринимаемая (и соответственно описанная художником) здесь как дело рутинное, становится моментом освобождения «гордого» изнемогшего ума от насилия жизни. Во многих современных работах повесть Чехова сравнивается с произведениями Т. Манна, Ф. Кафки.

Один из самых трагических рассказов Чехова имел, по воспоминаниям современников, «оглушительный успех», «самую счастливую судьбу». В ряде откликов талант автора «Палаты №6» сравнивался с Достоевским, причем, говорилось, что Чехов заглянул «еще дальше».

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

Понравился материал?
1
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Просмотров: 4234