Меню сайта

Статьи » Теория литературы и др. » Теория литературы

Особенности художественного образа

  • Статья
  • Еще по теме

Имеет ли образная мысль какие-либо преимущества перед мыслью обычной, логической? Безусловно. Их множество, назовем лишь некоторые, наиболее заметные: неисчерпаемость, пластичность, наглядность, общедоступность и многозначность.

Перевод образов на язык логики заведомо неадекватен. Литературоведение, однако, не должно по этому поводу ламентировать и тем более поддаваться комплексу неполноценности. Напротив, уникальная неисчерпаемость образной мысли, с которой ему постоянно приходится иметь дело, следует воспринимать как вдохновляющий стимул совершенствовать и оттачивать методы и приемы ее декодирования, неуклонно приближаясь к максимальному совпадению авторского замысла и исследовательского прочтения.

Мысль художника, в отличие от мысли ученого, пластична и наглядна, потому что в основе ее лежит художественный образ, т.е. жизнь, воплощенная, по Чернышевскому, «в формах самой жизни». Наше воспринимающее сознание легко справляется с неизбежной условностью образного мышления с помощью накопленного эстетического опыта каждого индивида в отдельности и всего человечества в целом. Благодаря наглядности образная мысль входит в светлое поле нашего сознания без видимого напряжения, так сказать, под аккомпанемент эстетического удовольствия.

Если снять налет демагогической агрессии с известного пропагандистского трюизма "Искусство принадлежит народу", в нем обнаружится спокойная констатация общедоступности языка художественных образов, их подлинной демократичности. Понятно, специалисты увидят и прочитают в художественном произведении неизмеримо больше, чем домашние хозяйки, простодушно млеющие над бразильскими сериалами. Конечно, устоять против соблазна «просто отдохнуть», помечтать о красивой беззаботной жизни заокеанских красавиц и красавцев с их вулканическими страстями, не имея врожденного вкуса, инстинкта, отличить подлинно прекрасное от пошлости довольно трудно. Тем не менее сериалы, несмотря на их фантастическую протяженность, приходят и уходят, а классическая литература продолжает жить в душах и сердцах все новых и новых поколений. Пастернаковское «Душа обязана трудиться / И день и ночь, и день и ночь!» еще и еще раз напоминает нам о необходимости некого нравственного усилия для восприятия любой, даже не самой сложной, образной мысли, которая пребудет с человеком не один вечер, а всю оставшуюся жизнь.

На фоне однозначной научной истины, имеющей только один объективный смысл, равный самому себе и исчерпывающий тем самым свое содержание, образная мысль имеет широчайший, порой необозримый комплекс значений. Даже классицистический образ, известный не только своей логической определенностью, но и сосредоточенностью на чем-то одном, главном, абсолютно не однотонен. Кстати, с Пушкиным можно и поспорить: у Мольера Скупой, конечно, по многогранности своей натуры сильно уступает шекспировскому Шейлоку, но и его гипертрофированная скупость в значительной мере разбавлена, уравновешена дополнительными штрихами: он изобретателен, подозрителен, коварен, инициативен...

Многозначность образа в литературе обеспечивает и феномен многозначности его восприятия. Пушкин менял свое мнение о художественных образах Сумарокова, Белинский — о грибоедовском "Горе от ума". Каждый из нас по мере взросления, изменения жизненного и эстетического опыта или даже всего-навсего под влиянием изменившегося настроения совершенно по-разному воспринимает образы и произведения, знакомые с детских лет.

Создавая тот или иной образ, автор, конечно, не довольствуется тем, что он успел о нем рассказать прямым образом в тексте, он рассчитывает и на реакцию дорисовывания, на ассоциирующие, сотворческие способности воспринимающего, постоянно апеллирует к его воображению. Какая непосильная задача стояла перед Гомером, которому было необходимо убедить слушателя в абсолютной красоте Елены! Что ему оставалось делать: сравнивать ее прелести с красотой богинь, описывать последовательно ее волосы, глаза, нос, губы? И в том, и в другом случае поэту не хватило бы красок. Как же он вышел из положения? Гениально просто: Гомер заставил восхититься красотой Елены троянских старцев, наблюдавших за ходом битвы со стены осажденного города. Проводив восхищенным взглядом проходившую мимо спартанскую красавицу, они в один голос воскликнули: "Да, из-за такой женщины стоило воевать десять лет!" В устах престарелых мужчин, в жилах которых кровь давным-давно охладела, подобный комплимент дорогого стоит!

Нередко писатели сознательно «недоговаривают», оставляя образ как бы незавершенным, давая тем самым пищу уму и воображению читателя. Когда Вяземский попенял Пушкину: зачем не изобразил он, как пленник горюет о погибшей черкешенке, автор "Кавказского пленника" резонно ему возразил: не надобно все высказывать, от этого страдает занимательность.

Источник: Федотов О.И. Основы теории литературы: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений: В 2 ч. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. - Ч.1

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Категория: Теория литературы | Добавил: katerina510 (13.05.2016)
Просмотров: 1109 | Теги: образ