Меню сайта

Статьи » Теория литературы и др. » Теория литературы

Художественный образ произведения. Создание художественного образа

  • Статья
  • Еще по теме

Кратко:

Образ художественный - одна из эстетических категорий; изображение человеческой жизни, описание природы, абстрактных явлений и понятий, формирующих в произведении картину мира.

Художественный образ - понятие условное, он является результатом поэтических обобщений, в нем присутствует авторский вымысел, воображение, фантазия. Он формируется сочинителем в соответствии со своим мировоззрением и эстетическими принципами. В литературоведении не существует единой точки зрения по этому вопросу. Иногда как целостный художественный образ рассматривают одно сочинение или даже все творчество автора (с такой программной установкой писал ирландец Д. Джойс). Но чаще всего произведение исследуется как система образов, каждый элемент которой связан с прочими единой идейно-художественной концепцией.

Традиционно в тексте принято различать следующие уровни образности: образы-персонажи, образы живой природы (звери, птицы, рыбы, насекомые и т.п.), пейзажные образы, предметные образы, словесные образы, звуковые образы, образы цвета (например, черный, белый и красный цвет в описании революции в поэме А. Блока «Двенадцать»), образы-запахи (например, запах жареного лука, несущийся по дворам провинциального городка С. в чеховском «Ионыче»), образы-знаки, эмблемы, а также символы, аллегории и проч.

Особое место в системе образов произведения занимают автор, повествователь и рассказчик. Это не тождественные понятия.

Образ автора - форма существования сочинителя в художественном тексте. Он объединяет всю систему персонажей и напрямую обращается к читателю. Пример тому мы можем найти в романе А. Пушкина « Евгений Онегин».

Образ повествователя в произведении обобщенно-абстрактный, этот человек, как правило, лишен каких бы то ни было портретных черт и проявляет себя только в речи, в отношении к сообщаемому. Иногда он может существовать не только в рамках одного произведения, но и в пределах литературного цикла (как в «Записках охотника» И. Тургенева). В художественном тексте автор воспроизводит в данном случае не свою, а его, повествователя, манеру восприятия действительности. Он выступает как посредник между сочинителем и читателем в передаче событий.

Образ рассказчика - это персонаж, от чьего лица ведется речь. В отличие от повествователя, рассказчику приданы некоторые индивидуальные черты (портретные детали, факты биографии). В произведениях иногда автор может вести повествование наравне с рассказчиком. Примеров этому в отечественной литературе много: Максим Максимыч в романе М. Лермонтова «Герой нашего времени», Иван Васильевич в повести Л. Толстого «После бала» и др.

Выразительный художественный образ способен глубоко взволновать и потрясти читателя, оказать воспитательное воздействие.

Источник: Справочник школьника: 5—11 классы. — М.: АСТ-ПРЕСС, 2000

Подробнее:

Художественный образ — это одно из самых многозначных и широких понятий, которое употребляется теоретиками и практиками всех видов искусства, в том числе и литературы. Мы говорим: образ Онегина, образ Татьяны Лариной, образ Родины или удачный поэтический образ, имея в виду категории поэтического языка (эпитет, метафору, сравнение...). Но есть еще одно, может быть, самое главное значение, самое широкое и универсальное: образ как форма выражения содержания в литературе, как первоэлемент искусства в целом.

Следует отметить, что образ вообще представляет собой абстракцию, которая приобретает конкретные очертания только как элементарное слагаемое некоей художественной системы в целом. Образно все художественное произведение, образны и все его составляющие.

Если мы обратимся к любому произведению, допустим, к пушкинским «Бесам», зачину «Руслана и Людмилы» или «К морю», прочитаем его и зададимся вопросом: "Где образ?" — правильный ответ будет: «Везде!», потому что образность есть форма существования художественного произведения, единственный способ его бытия, своего рода «материя», из которой оно состоит, и которая, в свою очередь, распадается на «молекулы» и «атомы».

Художественный мир — это прежде всего образный мир. Художественное произведение — сложный единый образ, а каждый его элемент — относительно самостоятельная неповторимая частица этого целого, взаимодействующая с ним и со всеми остальными частицами. Всё и вся в поэтическом мире пропитано образностью, даже если в тексте не содержится ни одного эпитета, сравнения или метафоры.

В стихотворении Пушкина "Я вас любил…" нет ни одного из традиционных "украшений",т.е. тропов, привычно именуемых "художественными образами" (погасшая языковая метафора "любовь... угасла" не в счет), поэтому его нередко определяют как "безобразное", что в корне неверно. Как великолепно показал в своей знаменитой статье «Поэзия грамматики и грамматика поэзии» Р. Якобсон, пользуясь исключительно средствами поэтического языка, одним только искусным со-противопоставлением грамматических форм, Пушкин создал поражающий своей благородной простотой и естественностью волнующий художественный образ переживаний влюбленного, обожествляющего предмет своей любви и жертвующего ради него своим счастьем. Составляющими этого сложного образного целого служат частные образы чисто речевого выражения, вскрытые проницательным исследователем.

В эстетике существуют две концепции художественного образа как такового. Согласно первой из них, образ — это специфический продукт труда, который призван "опредметить" определенное духовное содержание. Такое представление об образе имеет право на жизнь, но оно удобно в большей мере для пространственных видов искусства, особенно для тех, которые имеют прикладное значение (скульптура и архитектура). Согласно второй концепции образ как особая форма теоретического освоения мира должен рассматриваться в сопоставлении с понятиями и представлениями как категориями научного мышления.

Вторая концепция нам ближе и понятнее, но, в принципе, обе страдают односторонностью. В самом деле, имеем ли мы право отождествлять литературное творчество с неким производством, обычным рутинным трудом, имеющим вполне определенные прагматические цели? Что и говорить, искусство — это тяжкая изнурительная работа (вспомним выразительную метафору Маяковского: "Поэзия — та же добыча радия: / В год добычи — в грамм труды"), которая не прекращается ни днем, ни ночью. Писатель творит иногда буквально даже во сне (будто бы так явилась Вольтеру вторая редакция «Генриады»). Досуга нет. Личной частной жизни нет тоже (как превосходно изобразил О'Генри в рассказе "Исповедь юмориста").

Труд ли художественное творчество? Да, несомненно, однако не только труд. Оно и мука, и ни с чем не сравнимое наслаждение, и вдумчивое, аналитическое исследование, и безудержный полет вольной фантазии, и тяжкая, изматывающая работа, и увлекательная игра. Одним словом — оно искусство.

Но что есть продукт литературного труда? Как и чем его можно измерить? Ведь не литрами же чернил и не килограммами изведенной бумаги, не заложенными в Интернет сайтами с текстами существующих теперь в чисто виртуальном пространстве произведений! Книга, пока еще традиционный способ фиксации, хранения и потребления результатов писательского труда, — сугубо внешняя, и, как выяснилось, совсем не обязательная оболочка для созданного в его процессе образного мира. Этот мир как творится в сознании и воображении писателя, так и транслируется соответственно в поле сознания и воображения читателей. Получается, что сознание творится посредством сознания, почти как в остроумной сказке Андерсена "Новое платье короля".

Итак, художественный образ в литературе — отнюдь не прямое "опредмечивание" духовного содержания, какой-либо идеи, мечты, идеала, как легко и наглядно представляется это, скажем, в той же скульптуре (Пигмалиону, «опредметившему» свою мечту в слоновой кости, осталось только упросить богиню любви Афродиту вдохнуть в статую жизнь, чтобы жениться на ней!). Литературный труд не несет в себе прямых материализованных результатов, неких осязаемых практических последствий.

Значит ли это, что более верна вторая концепция, настаивающая на том, что художественный образ произведения — форма исключительно теоретического освоения мира? Нет, и здесь есть известная однобокость. Образное мышление в художественной литературе, конечно, противостоит теоретическому, научному, хотя вовсе не исключает его. Словесно-образное мышление можно представить как синтез философского или, скорее, эстетического осмысления жизни и предметно-чувственного его оформления, воспроизведения в специфически присущем ему материале. Однако четкой определенности, канонической очередности, последовательности того и другого нет и быть не может, если, разумеется, иметь в виду настоящее искусство. Осмысление и воспроизведение, взаимопроникая, дополняют друг друга. Осмысление осуществляется в конкретно-чувственной форме, а воспроизведение проясняет и уточняет идею.

Познание и творчество — единый целостный акт. Теория и практика в искусстве неразделимы. Конечно, они не тождественны, но едины. В теории художник утверждает себя практически, в практике — теоретически. У каждой творческой индивидуальности единство этих двух сторон одного целого проявляется по-своему.

Так, В. Шукшин, «исследуя», как он выражался, жизнь, видел ее, узнавал наметанным взглядом художника, а А. Вознесенский, апеллирующий в познании к "наитию" («Ищешь Индию — найдешь Америку!»), — аналитическим взглядом архитектора (не могло не сказаться образование). Разница отразилась и в плане образного выражения (наивные мудрецы, «чудики», одушевленные березки у Шукшина и «атомные менестрели», культуртрегеры НТР, «треугольная груша» и "плод трапециевидный" у Вознесенского).

Теория в отношении ее к объективному миру есть «отражение», а практика — «творение» (или вернее — «претворение») этого объективного мира. Скульптор и «отражает» человека — допустим, натурщика, и творит новый предмет — «статую». Но произведения материальных видов искусства очевидны в самом прямом значении этого слова, поэтому так легко проследить на их примере самые сложные эстетические закономерности. В художественной литературе, в искусстве слова — все сложнее.

Познавая мир в образах, художник погружается в глубь предмета, как естествоиспытатель в подземелье. Он познает его субстанцию, первооснову, сущность, извлекает из него самый корень. Секрет того, как создаются сатирические образы, замечательно раскрыл персонаж романа Генриха Бёлля «Глазами клоуна» Ганс Шнир: «Я беру кусок жизни, возвожу его в степень, а затем извлекаю из него корень, но с другим числом».

В этом смысле можно всерьез согласиться с остроумной шуткой М. Горького: «Действительность он знает так, как будто сам ее делал!..» и с определением Микеланджело: "Это произведение человека, который знал больше, чем сама природа", которые приводит в своей статье В. Кожинов.

Создание художественного образа менее всего напоминает подыскивание красивой одежды для готовой изначально первичной идеи; планы содержания и выражения рождаются и вызревают в нем в полном согласии, вместе, одновременно. Пушкинское выражение «поэт думает стихами» и практически та же версия Белинского в его 5-й статье о Пушкине: "Поэт мыслит образами". «Под стихом разумеем первоначальную, непосредственную форму поэтической мысли» авторитетно подтверждают эту диалектику.

Источник: Федотов О.И. Основы теории литературы: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений: В 2 ч. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. - Ч.1

Понравился материал?
7
Рассказать друзьям:
Категория: Теория литературы | Добавил: katerina510 (06.05.2016)
Просмотров: 7382 | Теги: образ