Меню сайта

Статьи » Древнерусская литература » Другое

"Повесть о житии Александра Невского": анализ произведения

  • Статья
  • Еще по теме

В эпоху начала монголо-татарского нашествия на Русь развивался такой древнейший литературный жанр, как житие. Изменения, которые наблюдались в нем в это время, были связаны в первую очередь с новыми явлениями действительности. Героями произведений житийного жанра становились не только равноапостолы, мученики, преподобные, но и люди, защищавшие Русь и веру христианскую от врагов-иноверцев. Признание значимости и духовного, и материального подвига во имя Родины достойным изображения привело в произведения житийного жанра приемы и средства, характерные для народного творчества и воинской повести.

Примером, обнаруживающим присутствие новых явлений в житийном жанре, может служить «Повесть о житии Александра Невского».

Данный памятник дошел до нас в большом числе списков, разделенных современными исследователями на 9 редакцией XIII—XVI вв.; выявлены и более поздние редакции. Многие вопросы истории текста остаются невыясненными. Большинство ученых признает, что первоначальная редакция произведения была написана в 80-е гг. XIII в. в монастыре Рождества Богородицы во Владимире по инициативе митрополита Кирилла и сына героя жития — Дмитрия Александровича, возможно, автором-галичанином. Эта редакция вошла в состав Лаврентьевской и Псковской II летописей как самостоятельное произведение.

Жанровые особенности  «Повести о житии Александра Невского»

По своему художественному облику "Повесть о житии Александра Невского" отличается от предшествующих произведений жанра ярко выраженным соединением признаков воинской повести и жития. Это сказалось прежде всего в композиции памятника. Автор сохранил традиционное вступление, начал основную часть с упоминания о благочестивых родителях Александра, как это было принято. Но вместо рассказа о детстве героя, чьи поступки уже в этот период должны были выявить присущие ему добродетели, появляется своеобразный "портрет" Александра Невского, построенный на основе сравнения его качеств с чертами библейских героев: силой Самсона, премудростью Соломона, красотой Иосифа, храбростью римского царя Веспасиана. Эта характеристика служит экспозицией для развития дальнейшего действия в житии, состоящего, как определял канон, из эпизодов, отражающих наиболее значительные подвиги главного героя.

Первый и наиболее важный фрагмент — рассказ о битве Александра со шведами на Неве. Мотивировка событий носит легендарный характер и связана с упомянутой выше характеристикой героя. Автор повествует о некоем Андреяше-иноземце, который, увидев Александра Ярославича, похвалил его в своей стране. Тогда король этой страны решил помериться силой с ним и пошел на него войной. В дальнейшем же структура рассказа о Невской битве повторяет построение воинской повести: прежде всего, четко выделяются три основные части, свойственные этому жанру. Первая — подготовка битвы — содержит молитву Александра в храме Святой Софии, повествование о сборе войска и речь полководца, ободряющего воинов известными словами: «Не в силахъ Богъ, но въ правде» В рассказе о выступлении войска использована формула «в мале дружине», затем точно указана по церковному календарю дата прихода войск к месту битвы. В то же время в этой части присутствует элемент, свойственный в ту эпоху в большей мере не воинской повести, а житию — видение Бориса и Глеба воину Александра Пелгую, которое предвещает победу в будущем сражении.

Во второй части эпизода подробно описана битва. Вначале точно указывается время ее начала — «в 6 часъ дне», а затем автор останавливается на подвигах шести новгородцев-дружинников Александра, называя каждого по имени и рассказывая о его деяниях. Подчеркивается автором мужество русского полководца, который «самому королевы взложи печать на лице острымъ своимъ копьем». Наряду с конкретным описанием событий, свойственным воинской повести, в этой части также появляется элемент, свойственный житиям, — рассказ о чуде за рекой Ижорой, где стояли шведы, куда не могли пройти русские воины и где после битвы обнаружили множество врагов, «избьеныхъ отъ ангела Господня».

Третья часть эпизода кратко описывает результаты битвы.

Таким образом, этот фрагмент "Повести о житии Александра Невского" в целом представляет собой воинскую повесть событийно-повествовательного типа, внутрь которой вкраплены два «малых жанра», широко использовавшихся житиями: видение и чудо.

Последующие эпизоды центрального повествования в житии соединены хронологически и представляют наиболее важные, с точки зрения создателя произведения, деяния Александра: освобождение Копорья и Пскова от немцев; Ледовое побоище, рассказ о котором облечен в форму воинской повести информативного типа, причем описание битвы дается в воинских формулах; поездка князя к Батыю по его требованию, сведения о которой носят легендарный характер; возрождение земли после нашествия Неврюя; отказ от приема римских послов, желавших поучить князя своей вере. Последнюю часть повествования составляют рассказ о смерти Александра во время возвращения из второй поездки в Орду, сообщение о прощании с ним суздальцев, словах митрополита Кирилла, называющего князя «солнцем земли суздальской», и чудо с «душевной грамотой», произошедшее в момент погребения.

Система образов

Несомненно, соединение традиций двух жанров отразилось и на системе образов, и на характеристике главного персонажа. Центральный герой, как и в любом житии, один. Но наряду с ним появляется ряд персонажей, выполняющих служебные функции по отношению к нему: Андрейяш и Батый, признающие превосходство героя над другими властителями; шведский король, испытывающий его военное искусство и силу; враги-немцы, захватывающие русские земли, которых побеждает Александр; послы из Рима, искушающие его принятием иной веры и оказывающиеся посрамленными мудростью героя; митрополит Кирилл и суздальцы, оплакивающие гибель князя как личное горе. Особое место занимают шестеро воинов-новгородцев, отличившихся в Невской битве. Их подвиги служат подтверждением мысли о полководческом даре князя и могуществе русского войска, малыми силами побеждающего врага. Многие из упомянутых персонажей уместны более в воинской повести, чем в житии, поскольку они подчеркивают мирские, а не религиозные добродетели Александра: мужество, решительность, полководческий дар, силу и храбрость в бою, заботу о своих людях — и лишь затем упование на помощь высших сил, верность православию. Иначе говоря, главный герой жития приобретает черты, свойственные образу положительного героя-князя в воинских повестях, в то же время главным способом его изображения остается идеализация, характерная для жития.

Образ автора

Особое место занимает в произведении образ повествователя. Как и во многих житиях, рассказчик начинает произведение с самоуничижения и заверения в своей искренности, ибо «во злохитру душу не внидет премудрость», сообщает об источниках повествования, которыми послужили для него рассказы "своих отецъ" и собственные воспоминания, поскольку автор "самовидець есмь возраста" Александра, т. е. знал его взрослым человеком. В произведении постоянно ощущается восхищение повествователя личностью и деяниями героя, проявляющееся через оценочные эпитеты, сопоставления с библейскими персонажами, эмоциональные отступления (например, обращение к псковичам с призывом помнить подвиги Александра и плач автора, сожалеющего о смерти князя). Таким образом, повествователь в произведении сходен с житийным образом рассказчика.

Стилистика произведения

Своеобразна стилистика памятника, тесно связанная с традициями, легшими в его основу. Бесспорно, ведущим оказывается житийное начало, проявлявшееся в широком использовании церковнославянизмов, цитат из Библии, ретроспективной исторической аналогии. В то же время, несомненно и влияние воинской стилистики, обнаруживающееся в воинских формулах, использованных в картинах битв. Наибольшее сходство было обнаружено Д.С. Лихачевым с описанием военных действий в Галицкой летописи, что дало повод говорить о западнорусском происхождении автора "Повести о житии Александра Невского", который был весьма образованным книжником и хорошо знал, кроме воинской и агиографической традиций, переводные произведения ("Девгениево деяние", "Александрию", "Историю иудейской войны" И. Флавия и др.).

Создавая биографию своего современника задолго до его канонизации, автор "Повести о житии Александра Невского" воспользовался как образцом традицией житий — единственного древнерусского жанра, дававшего жизнеописание героя. Но реальная жизнь, которую он описывал, требовала привлечения литературных форм и средств, свойственных распространенному и хорошо известному автору жанру — воинской повести. Соединение двух жанровых традиций при сохранении ведущей роли признаков жития привело к созданию новой агиографической разновидности — жития князя-воина, в дальнейшем воплощенной также в "Слове о житии и преставлении Дмитрия Ивановича, царя русского" и «Житии Довмонта Псковского».

Источник: Древнерусская литература XI-XVII вв.: учеб. для вузов. / Под ред. В.И. Коровина. М.: Владос, 2003.

Понравился материал?
62
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Другое | Добавил: katerina510 (30.05.2016)
Просмотров: 36958 | Теги: Повесть о житии Александра Невского