Меню сайта

Статьи » Древнерусская литература » Другое

Характеристика Галицко-Волынской летописи. Галицкая летопись: анализ

  • Статья
  • Еще по теме

Так называемая Галицко-Волынская летопись вошла третьей составной частью в Ипатьевский свод и охватывает период с 1201 по 1292 гг., хотя события, о которых рассказано под первой датой, по другим источникам относятся к 1205 г., так что датировки должны быть сдвинуты. Хронологическая неточность возникла из-за того, что в протографе Ипатьевского списка, видимо, не было погодной сетки. В том, что события вначале были записаны не по годам, признался сам летописец, обещая в статье 1254 г. вписать даты позже по разным летосчислениям. Такая установка связана была, вероятно, с тем, что автор ориентировал повествование на изложение основных событий из жизни главного героя — галицкого князя Даниила Романовича, вследствие чего посвященная ему часть летописи имеет в науке название «Летописец Даниила Галицкого» и относится к типу княжеских летописцев.

Большинство исследователей сходятся в том, что эта часть Галицко-Волынской летописи ограничивается 1260 г., с рассказа 1261 г. начинается вторая часть — Волынская летопись, написанная другим автором и посвященная брату Даниила — Васильку Романовичу и его сыновьям. Вторая часть летописи значительно менее интересна в литературном отношении, ее автор (или авторы, об этом в науке нет полного единства точек зрения) прямо ориентировался на традиции литературы предшествующего, Киевского периода, и летописную, и ораторскую. Например, в похвальном слове князю Владимиру Васильковичу используется текст похвалы князю Владимиру Святославичу из «Слова о Законе и Благодати». Таким образом, жанровая разновидность летописи может быть определена как местный княжеский летописец.С Киевской Галицкую летопись роднит внимание к дипломатическим переговорам.

Легенда о траве евшан

Начинается повествование Галицкой летописи с похвалы князю Роману, отцу Даниила, принимавшему активное участие в борьбе с половцами. Характеризуя князя, автор прибегает к ряду сравнений с животными, в том числе необычными для Руси. Это сравнение напоминает характеристики князей в «Слове о полку Игореве», где они называются соколами, а Всеволод — туром. Похвала Роману сопровождается легендой о половецких князьях-братьях Отроке и Сырчане и о траве евшан, по мнению исследователей, восходящей к половецкому фольклору. Но использована она автором как своеобразный эмоциональный ключ к повествованию о галицком князе.

В центре легенды стоит героический облик предка Романа и Даниила — Владимира Мономаха, победителя половцев, результат деятельности которого определен в летописи метафорой, использованной и в "Слове о полку Игореве", — "пилъ золотомъ шеломомъ Донг". Славе этого предка "ревновал" князь Роман, борясь со степными кочевниками. Но главная мысль легенды связана не с этим героем, а с изгнанным «во обезы» половецким ханом Сырчаном, который не пожелал вернуться на зов брата, сообщившего ему о смерти Мономаха, не был тронут напевами родных песен, но ощутив запах травы евшан, "восплакавшю, рче", что лучше умереть на своей земле, чем "на чюже славну быти", — и отправился на родину.

Мысль о родной земле как высшей ценности человеческой жизни оказывается центральной для всего повествования галицкого летописца. Легенда интересна еще и тем, что в ней есть черты, роднящие ее со "Словом о полку Игореве". Это не только отдельные стилистические элементы, часть из которых уже отмечена выше, но и героизация защитников Руси, в том числе прежних времен. Временем исторических воспоминаний в том и другом памятнике служит эпоха Владимира Мономаха. Наконец, в обоих произведениях идентичны принципы ритмической организации, что было установлено в работе В.И. Стеллецкого.

Повесть о битве у Ярослава

Повествовательное начало, присущее вступлению к летописи, ярко проявляется в дальнейшем тексте, вследствие чего галицкий летописец очень мало использует форму погодной записи. Большинство летописных статей включает фрагменты сюжетного характера. Ведущее место занимают воинские повести, большая часть которых принадлежит к событийному типу. Ярким примером такой повести может служить рассказ о битве у Ярослава между Ростиславом с венграми и поляками, с одной стороны, и Даниилом, Васильком и Львом — с другой. Как и в других фрагментах, автор обращает внимание на то, как складывались междукняжеские отношения и коалиции в битве. В первую часть повести включен также рассказ о подготовке осады города Ростиславом и устроенном им поединке с Воршем, который, по мнению летописца, служил недобрым для князя предзнаменованием, поскольку конь под ним упал. Далее повествуется о действиях Даниила и Василька, собравших войско, над которым по пути к месту битвы появилось облако орлов и ворон, что автор рассматривает как благоприятное для галицких князей знамение. Подробно рассказано о расстановке сил, причем попутно автор характеризует Даниила и Василька как храбрых воинов.

Детально описан ход сражения: сначала в битву вступил воевода Андрей с небольшими силами, Даниил послал ему на подмогу ратников, на полк Васильки устремились поляки, а на полк Даниила Ростислав. При этом воевода Фильний сказал, что русские полки не могут долго сражаться, надо лишь стерпеть их первый натиск. Но предсказание его не оправдалось. Автор рассказал о поединке Даниила с венгром, идущим на помощь Фильнию (а о самого хвастуна «Львъ младъ сый изломи копье свое»), затем о бегстве поляков от полка Васильки. Третья часть повести посвящена описанию результатов битвы: упоминаются взятые пленные, добыча, возвращение Даниила в основанный им город Холм и бегство Ростислава.

Каждый из персонажей произведения наделен индивидуальными чертами. Врагам придаются черты хвастливости и недальновидности. Образ повествователя воссоздается, как и в большинстве воинских повестей, через отдельные реплики. Повесть написана живым разговорным языком, широко используются реплики персонажей, особенно выразительны они в устах врагов, хвалящихся своей силой и надеющихся на победу, которую им не удается завоевать. В описании сражения используются немногочисленные воинские формулы, ярко рисующие картину битвы. Но в большинстве случаев автор дает детальный рассказ о событиях, не прибегая к помощи формул даже в тех случаях, когда они были бы вполне уместны.

Повесть о разорении Киева Батыем

Тяготение к ярким описаниям событий, воинской героике заметно также в повести о взятии Киева Батыем. В момент, когда татаро-монголы пришли к Киеву, там не было князя, а воеводой был Дмитр, поставленный Даниилом Галицким. Возможно, потому, что главный герой летописца не участвовал в событиях, автор этого памятника не уделяет героям повествования большого внимания, делая акцент на живописном изображении событий.

Первая часть повести рассказывает о приходе Батыя к городу и установлении осады. Автор подчеркивает многочисленность и силу войска. Использованная гипербола перекликается с формулой, описывающей шум во время битвы, но приобретает совершенно иной характер. Далее автор сообщает, что от пленного Товрула осажденные узнали, какие татарские воеводы пришли с войском. Перечисление их имен так же, как предыдущий фрагмент, должно подчеркнуть могущество Батыева войска.

Центральная часть повествует о ходе сражения, сначала о приступе к городу, затем о сражении на стенах, в описании которого появляются яркие образы, трансформировавшиеся в более поздних памятниках в формулы. Далее автор рассказывает о попытке горожан построить новые укрепления около церкви и их разрушении. Третья часть очень кратка и сообщает о захвате города и пленении Дмитра.

Образ воеводы Дмитра нарисован только двумя авторскими репликами: в ходе боя упомянуто о его ранении, а в конце повести сказано, что его «изведоша язвена и не убиша его мужьства ради его». Такая сдержанность в изображении галицкого воеводы связана, возможно, с тем, что сам повествователь не был участником этих событий и не мог более конкретно описать действия героя. Той же причиной, вероятно, следует объяснить и отсутствие прямой авторской оценки. Лишь постоянные упоминания о силе и могуществе врага помогают летописцу выразить свое сочувствие осажденным. Эта смысловая особенность нашла свое выражение в стилистике повести. Не склонный к повторам, автор, характеризуя силу Батыя, прибегает к синонимичным оборотам. Они эмоционально подчеркивают авторскую мысль. Художественные средства в повести немногочисленны и связаны в основном с картиной боя.

Таким образом, воинские повести в Галицкой летописи отличаются детальностью и яркостью изображения событий, вниманием к героям, особенно к главному герою, князю Даниилу, склонностью к живописному изображению битв.

Архитектурные описания летописи

Князь Даниил описан автором летописи не только как воин полководец и дипломат, что было обычным для этого жанра, но и как градостроитель. Особенно большое внимание уделено летописцем строительству города Холм, поскольку его строения погибли во время сильного пожара, а автору хотелось передать читателю представление о красоте и великолепии этого детища князя. Город был создан на месте, полюбившемся Даниилу во время охоты. Повествователь детально описывает строительство основных храмов города, перечисляя использованные материалы, обращая внимание на цветовое оформление строений, архитектурные особенности, иконы. Цветовые эпитеты по частоте использования могут быть сопоставлены только со "Словом о полку Игореве". Архитектурные описания Галицкой летописи уникальны в литературе эпохи феодальной раздробленности и свидетельствуют о творческой индивидуальности и литературном мастерстве ее автора.

Проблема авторства Галицкой летописи

Вопрос об авторстве Галицкой летописи до сих пор остается спорным. Неясно даже, было ли произведение создано одним летописцем или несколькими. В качестве предполагаемого автора чаще всего называют митрополита Кирилла, долгое время проведшего в Галицком княжестве, или человека из его ближайшего окружения. Однако доказать эту точку зрения весьма затруднительно. Попытка восстановить облик летописца по тексту самого произведения предпринята, например, в работе А.А. Пауткина. Летописец представляется образованным книжником, опирающимся как на значительную традицию русских и переводных памятников ("Повесть временных лет", греческие хроники, в том числе Хроника Иоанна Малалы, «Александрия» и «История Иудейской войны» Иосифа Флавия, библейские тексты), так и на народную традицию. Это, несомненно, приверженец князя Даниила, жизнь которого он описал с явной симпатией и биографическими подробностями; возможно, участник его походов.

Личность автора Галицкой летописи определяет характеристику основных стилевых особенностей произведения, относящегося к типу княжеского летописца. В отличие от других видов летописей, в Галицкой один центральный герой, поэтому повествование ее более последовательно и мотивированно; ярче выражено авторское отношение к персонажам. Стиль произведений книжный, но использующий элементы разговорной речи и устной народной традиции. Он отличается изысканной риторичностью, умеренной и ненавязчивой, которая создается немногочисленными случаями использования синонимов, тавтологии, изобразительно-выразительных средств, главным образом в воинских и архитектурных описаниях. Последний тип описаний является исключительной принадлежностью именно данного памятника и характеризуется яркой эмоциональностью и живописностью.

Источник: Древнерусская литература XI-XVII вв.: учеб. для вузов. / Под ред. В.И. Коровина. М.: Владос, 2003.

Понравился материал?
2
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Другое | Добавил: katerina510 (30.05.2016)
Просмотров: 2857 | Теги: Галицко-Волынская летопись, Галицкая летопись