Меню сайта

Статьи » Древнерусская литература » Другое

"История о Казанском царстве" ("Казанская история"): герои произведения

  • Статья
  • Еще по теме

Способы и приемы создания образов персонажей в произведении говорят об использовании традиций различных жанров. Центральный герой "Казанской истории", Иван IV, нарисован способом идеализации. Отчасти этот образ напоминает героев внелетописных воинских повестей, поскольку соединяет в себе черты воина и полководца с христианскими добродетелями: он милосерден к осажденным, послушен своему духовному наставнику митрополиту, нищелюбив, заботится об интересах церкви. Одновременно в изображении Ивана Грозного появляется мотив, свойственный только житиям. Произнося похвалу герою, автор упоминает, что его отношение к своим обязанностям, его добродетели были свойственны ему с ранних лет.

В то же время образ Ивана IV представлен более разносторонне, чем это было принято в воинских повестях и житиях, поскольку в произведении "История о Казанском царстве" показаны его поступки и образ мыслей в многообразных жизненных ситуациях. Например, герою на всем протяжении повествования приписывается настойчивость в достижении цели завоевания Казанского ханства. Он не останавливается, когда первый поход заканчивается неудачей, начинает строить Свияжск как опорный пункт для нового похода и вновь собирает войско. Ему приходится преодолевать сомнения бояр, предлагающих вновь снять осаду Казани, но он и убеждением, и властью заставляет их довести дело до конца. Но настойчивость может смениться уступчивостью, если речь идет о принятии разумного решения. Так, царь сначала хотел возглавить войско в момент решающего приступа к городу, но воеводы убеждали его в неразумности этого поступка, и Иван IV «пришел во ум свой от ярости зелныя, и позна, яко не добро есть безумное дерзновение», определил порядок движения полков, а сам наблюдал за ходом битвы.

Особо отмечена черта, ранее не появлявшаяся в образах героев воинских повестей, — стремление избежать ненужного кровопролития. Царь долго предлагал казанцам сдаться без боя, щадя их и свое собственное воинство. Интересно, что в этом фрагменте использован сказочный мотив переодевания героя, подчеркнутый упоминанием о семи посольствах в Казань, который был известен и летописной традиции: герой Галицкой летописи Даниил Романович, надев шлем дружинника, прошел в осажденный им город под видом посла.

Нужно отметить также внимание автора к чувствам и душевным состояниям главного героя. Надежда на победу над Казанью и смирение перед мудростью Божественного промысла выражены в молитвах великого князя перед походом, радость окончания похода передается в сцене встречи Ивана IV с женой. Такое многообразие изображения душевных движений не встречалось ранее.

В произведении отражена деятельность царя не только на воинском, но и на государственном поприще. Автор отмечает роль его преобразований для укрепления Руси и ее единства, подчеркивает стремление к установлению справедливости во всех областях жизни государства.

Разносторонность характеристики героя «Казанской истории», внимание к его душевному миру и попытки мотивировки поступков с помощью передачи мыслей и чувств говорят о подступах автора к созданию характера, хотя основной способ создания облика царя — идеализация — остается традиционным. Наряду с образом центрального героя, начинают изменяться и приемы изображения героев эпизодических. Самой заметной чертой, на которую обращали внимание многие исследователи, было отсутствие разграничения «положительных» и "отрицательных" персонажей по национальному и религиозному признакам. Автор «Казанской истории» показывает, что предателем может быть и казанец (например князь Чапкун), и русский дружинник (Юрий Булгаков, во время осады посылавший на стреле казанскому царю сообщения о местах подкопов), и оба они будут обязательно наказаны за этот грех. Точно так же преданность может быть свойственна не только русским воинам, но и казанцам (примером этого служит Чура Нарыков, устроивший побег неправедно захваченному в плен служилому хану Ивана IV Шигалею и поплатившийся за это жизнью). Образ врага может быть и неоднозначным, как, например, изгнанник из Золотой Орды Улуахмет, попросивший пристанища у московского князя Василия Темного и получивший разрешение остаться в пределах Московского государства. Василий, подстрекаемый воеводами, узнавшими, что Улуахмет собрал войско, требует, чтобы хан покинул отведенные ему земли, нарушая тем самым договор. Отчаявшись умолить князя, Улуахмет просит христианского Бога о справедливом суде, который и совершается, когда небольшое войско хана побеждает посланных против него московских воинов. Автор по этому поводу произнес: «О блаженное смирение, яко не токмо нам, крестьяном, Бог помогает, но и поганым по правде пособствует», — утверждая тем самым равенство поступков всех людей перед Божьим судом. Но затем, когда Улуахмет «вознесеся сердцем и возгордеся умом», захватил русские земли и возродил опустевшую Казань, автор осуждает хана — он вновь превращается для него во врага Руси.

Так же необычно нарисованы в ряде случаев образы русского и казанского воинства. Автор неоднократно подчеркивает храбрость врагов, их решимость отстаивать свой город до конца, и эти черты не могут не вызывать уважения. В то же время изображение русского воинства в момент захвата города напоминает скорее традиционные картины разграбления русских городов врагами, хотя автор объясняет ярость воинства затянувшейся тяжелой осадой, а стремление захватить больше богатств оправдывает тем, что "все богатьство руское и всякая драгия узорочья и паки воспятъ возвратишася руским людем, еже издавна казанцы воеванием себе собраша".

Источник: Древнерусская литература XI-XVII вв.: учеб. для вузов. / Под ред. В.И. Коровина. М.: Владос, 2003.

Понравился материал?
1
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Другое | Добавил: katerina510 (29.05.2016)
Просмотров: 3435 | Теги: История о Казанском царстве