Меню сайта

Статьи » Теория литературы и др. » Теория литературы

Подстрочник: что это такое, когда он необходим

  • Статья
  • Еще по теме

Подстрочник - в таком виде вошло в литературный обиход сокращённое название подстрочного, или дословного, перевода художественного произведения. Первые сведения о подстрочнике относятся ещё к XVIII в.: в 1794 году Н. А. Львов сделал с подстрочником переводы лирики Анакреона, послужившие чуть позже материалом для "анакреонтических" стихотворений Державина.

О том, что такое подстрочник, подробно рассказал в письме к С. С. Уварову В. А. Жуковский: «Собственноручно, весьма чётко он переписал мне в оригинале всю Одиссею; под каждым греческим словом поставил немецкое слово, и под каждым немецким грамматический смысл оригинального. Таким образом, я мог иметь перед собою весь буквальный смысл Одиссеи и иметь перед глазами весь порядок слов; в этом хаотически-верном переводе, недоступном читателю, были, так сказать, собраны передо мною все материалы здания; недоставало только красоты, стройности и гармонии...»

Здесь, к слову, обозначено различие между подстрочным, «недоступным читателю» переводом и прозаическим переводом стихов, традиционно принятым во французском, итальянском, испанском и в ряде других языков.

Надо сказать, что ещё в XIX в. именно наличие подстрочника вызвало волну критики по поводу перевода «Одиссеи». Среди критиков были такие авторитетные, как В. Белинский и Л. Толстой. С тех пор «полемика о подстрочнике», в сущности, не утихала, особенно обострившись в начале XX в., когда В. Брюсов, К. Бальмонт, М. Волошин и некоторые другие поэты попытались сформулировать и теоретически обосновать основные принципы поэтического перевода.

Ныне теоретики, а отчасти и практики поэтического перевода почти уже совсем договорились: подстрочник — зло, с которым должно бороться и которое должно искоренять всемерно. Истинный поэт-переводчик обязан изучить тот язык, с которого он переводит, знать поэзию этого языка и быть всесторонне образованным в сфере данной литературы, только тогда его перевод будет полноценен. 

Дальше обычно следует длинный перечень исключений. Жуковский, как уже сказано, не знал греческого языка, Пушкин — португальского, Фет — китайского, Брюсов — армянского, Пастернак — венгерского и грузинского, Заболоцкий — итальянского, Ахматова — корейского...

При более внимательном рассмотрении выясняется, что количество переводов, сделанных с подстрочником, даже ещё больше, чем может показаться на первый взгляд. Дело в том, что многие, переводящие с оригинала, прежде чем начать превращать русский текст в поэтические строки, записывают его прозой, а потом, так сказать, приступив к поэтической части работы, смотрят уже не столько в оригинал, сколько в свой прозаический текст.

Эта фаза работы необходима. Известный переводчик Л. Пеньковский спросил одного молодого поэта, гордившегося тем, что он переводит с оригинала: «Что, так прямо сразу стихами и думаете? — и добавил: — Легко же вам живется, а вот мне всегда сперва в голове подстрочник сделать приходится! Вот я его и записываю, чтобы порядку в мыслях больше было».

Вряд ли кто-либо из тех, кто переводит стихи с оригинала, станет отрицать существование этой самой фазы «мысленного подстрочника». Но в чем же тогда разница между тем подстрочником, который несомненное зло, и тем, который, может быть, «зло», но неизбежное?

Приходится думать, что разницы нет никакой, за исключением того, что автор подстрочника, не отвечающий за поэтический «вид» текста, относится к нему зачастую недостаточно серьезно. И сколь бы ни был серьезен поэт, приступивший к работе, предположим, над старокитайской поэзией, грош цена его труду, если подстрочник его находился не на самом высоком уровне литературного понимания текста: такие переводы легко могут быть поставлены под сомнение. 

Подстрочники — очень, правда, редко — издают. Наиболее известен подстрочный перевод трагедии Шекспира «Гамлет», сделанный А. А. Морозовым. Издавались также подстрочные переводы Бараташвили, Омара Хайяма. Это не подстрочник в буквальном смысле, как он описан — в немецком варианте — Жуковским, а скорее прозаический пересказ, разбитый на строки в примерном соответствии с расположением строк оригинала, с двойной или тройной расшифровкой значения слова, не имеющего перевода на русский язык, с показом ритмической схемы оригинала и со многими другими нюансами, которые читателю вовсе не нужны. При этом переводчик не ставит задачей произвести художественное впечатление. Подстрочник «Гамлета» был опубликован Морозовым как вариант толкования текста, в котором громадное количество «тёмных мест». А подстрочники Хайяма и Бараташвили были опубликованы с целью дать возможно большему числу поэтов попытаться сделать поэтические переложения этих произведений. 

Только в последние годы на поэтических книгах, переведенных с редких восточных языков, стали ставить имя автора подстрочника. Как правило же, автор его анонимен и не несет решительно никакой ответственности перед читателем с того момента, как подстрочник попал от него к поэту.

Даже переводчики, хорошо знающие язык, на котором написано переводимое произведение, порой заказывали подстрочники постороннему человеку, дабы отстраниться от произведения и как бы посмотреть на него со стороны. Примером тому — перевод поэмы Гёте «Рейнеке Лис», выполненный Пеньковским. Он был заказан им, по его собственному признанию, просто для контроля.

Из этого правила тоже, разумеется, есть немало исключений. Мы знаем мастеров, не делающих для себя — при переводе с оригинала — никаких прозаических записей. Скажем, переводы Л. Эйдлина с китайского или М. Гаспарова с латыни. Но и тут никак не обходится без стадии «мысленного подстрочника».

Что же делать тем переводчикам, чьё знание языка не столь блестяще? Как известно, переводчик прежде всего должен отлично знать язык, на который переводит, и ни в коем случае не переводить с языка, который знает лучше, на тот, который знает хуже (есть и такие примеры). И если поэт сядет за словари, проконсультируется со специалистами и сделает себе добротный подстрочник, никто не решится кинуть в него камень. Не следует кидать в него камень и в том случае, если подстрочник сделает вообще не он сам. Важен результат — поэтическое произведение. И важна ответственность за произведение, вынесенное на суд читателей. Эту ответственность поэт-переводчик должен делить со своим коллегой, автором подстрочника.

Источник: Поэтический словарь. - М.: ЛУч, 2008 

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Теория литературы | Добавил: katerina510 (25.11.2016)
Просмотров: 1001 | Теги: подстрочник