Меню сайта

Статьи » Теория литературы и др. » Теория литературы

Инверсия в литературе: примеры, характеристика

  • Статья
  • Еще по теме

Инверсия (от лат. inversio — переворачивание, перестановка). В знаменитом трактате «Поэтическое искусство» Буало предупреждал:

И самый звучный стих меня не увлечёт, 
Коль слово невпопад иль спутан оборот;
Вовек не примирюсь ни с пышным варваризмом,
Ни в вычурном стихе с надменным солецизмом.

В этом высказывании Буало манифестируется столь необходимая для искусства художественная гармония. В словесном творчестве она обычно проявляется, по словам Пушкина, «в чувстве соразмерности и сообразности».

Существует представление, что литературное произведение — это нужные слова, которые расставлены в нужном порядке. Если это так, то в чём же он состоит, этот порядок?

Отставной титулярный советник Мармеладов в романе Достоевского «Преступление и наказание» обращается к Раскольникову с такими словами: 

«А осмелюсь ли, милостивый государь мой, обратиться к вам с разговором приличным? Ибо, хотя вы и не в значительном виде, опытность моя отличает в вас человека образованного и к напитку непривычного». 

Витиеватость речи Мармеладова здесь ощущается между прочим в связи с необычным порядком слов, выделенных в цитируемом тексте. Это «обратный» порядок слов (вместо «моя опытность» — «опытность моя», «образованного человека» — «человека образованного» и другие). Такой порядок принято называть инверсией — это «обратный» порядок слов на фоне «естественного прямого». Однако понятие «прямого» и «обратного» порядка слов исторично.

Для языкового сознания XVIII в. речь Мармеладова, например, не показалась бы слишком необычной. Ведь постановка имени прилагательного после имени существительного была принята в XVIII в. и в ещё более ранних церковно-славянских образцах («восторг неописанный», «голов математических» и других). 

По отношению к XIX в. в целом можно, видимо, говорить о преобладании «прямого» порядка слов над «обратным». Тогда последний (очевидно, более заметный) может быть осознан как намеренный стилистический приём. Вообще говоря, выбор того или иного порядка слов в совершенном литературном произведении всегда выглядит художественно оправданным. Инверсия чаще всего служит средством выделения каких-то особо значимых элементов художественного высказывания. Например, особый противоречивый характер движения поэтической мысли в лермонтовском «Парусе» создаётся как раз за счёт инверсий и выдвинутых на первое место глаголов действия:

Белеет парус одинокий
В тумане моря голубом!..
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?..

Очевидно, инверсия в принципе может служить разным целям. Иногда она способствует восприятию эстетически и ритмически закруглённой гладкой формы высказывания, иногда, наоборот, «цепляется» за восприятие, останавливает внимание на необычном построении речи. В «поэзии мысли» у Баратынского сложные инверсии в сочетании с прихотливым синтаксисом способны порой породить «темные» для толкования места.

Благословен святое возвестивший!
Но в глубине разврата не погиб 
Какой-нибудь неправедный изгиб 
Сердец людских пред нами обнаживший.

В своё время В. Я. Брюсов предлагал после слова «неправедный» ставить запятую, так как выражение «неправедный изгиб» не имеет никакого смысла. С точки зрения Брюсова, Баратынский говорит здесь о неправедном, то есть порочном, человеке, который сохранил в глубине разврата душу, способную к творчеству, светлый дар поэзии. Однако Брюсов не заметил инверсии. Субъект действия, выраженный причастием «обнаживший», оказался здесь в самом конце четвертого стиха. 

В какой-то мере продолжателями «трудных» инверсий в поэзии XX в. выступают Б. Пастернак. Л. Мартынов, А. Вознесенский, Д. Самойлов. В современном литературоведении существует тенденция и более широкого толкования «инверсии». Иногда можно встретить понятие «сюжетной инверсии». Речь идёт о таком строении сюжета, когда составляющие его эпизоды не соответствуют хронологической последовательности. «Сюжетная инверсия» позволяет начать повествование с заключительного события и затем постепенно прояснить то, что к нему привело. Примеров такой «сюжетной инверсии» в литературе можно привести очень много: «Смерть Ивана Ильича» Л. Н. Толстого, «В поисках утраченного времени» М. Пруста, романы Андрея Белого, «Неизвестный в Газе» О. Хаксли, «Буранный полустанок» Ч. Айтматова и другие. Точнее, думается, в таких случаях было бы говорить не о «сюжетной инверсии», а о «временной инверсии фабулы», поскольку в сюжете мы имеем дело все-таки не с самими событиями непосредственно, а с изображенными событиями. Понятие фабулы, как естественной последовательности событий, позволяет замечать временные инверсии всякого рода: перестановку эпизодов, перестановку событий из разных эпох, биографии персонажей и др. Яркий пример тому «Мастер и Маргарита» М. Булгакова. 

Источник: Поэтический словарь. - М.: ЛУч, 2008 

Понравился материал?
8
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Теория литературы | Добавил: katerina510 (21.11.2016)
Просмотров: 8442 | Теги: инверсия