Меню сайта

Статьи » Теория литературы и др. » Сочинения на общие темы

Деревенская проза в литературе

  • Статья
  • Еще по теме

Одним из самых заметных явлений прозы 50-60-х годов стал приход в литературу целого поколения прозаиков, родившихся в деревне и пишущих о деревне. Это Ф. Абрамов, самый старший среди них по возрасту, начавший свой творческий путь романами «Братья и сестры» (1958), «Две зимы и три лета» (1968), повестями, рассказами: В. Астафьев, в художественном мире которого особое место занимает рассказ и крупные прозаические формы, созданные на основе рассказа. В эти годы В. Шукшин утвердил себя как мастер рассказа и художник, работающий на стыке разных искусств.

В. Белов опубликовал повесть «Привычное дело» (1966), положившую начало многолетним спорам о деревенской прозе. Это произведение принесло автору всесоюзную известность. Первая повесть В. Распутина «Деньги для Марии» (1967) свидетельствовала о том, что в литературу пришел мастер художественного слова. Произведения этих прозаиков принято называть «деревенской» прозой.

«Деревенская» проза рождалась в полемике с теми известными произведениями о селе конца 40-х — начала 50-х годов, которые строились на принципах идеализации и ресурс популярности которых к концу 50-х — началу 60-х годов был исчерпан: «Жатва» (1950) Г. Николаевой, «Кавалер Золотой Звезды» (1947-— 1948) С. Бабаевского, «Марья» (1946—1949) Г. Медынского, «От всего сердца» (1947— 1948) Е. Мальцева.
«Деревенская» повесть 60-х годов демонстрирует иные подходы, внимание писателей к глубинным, самобытным основам личности крестьянина, традиционно крестьянскому в нем, наряду с тем новым, что  рождается в советское время. Для осмысления великого переустройства крестьянского мира важным для писателей оказывается и взгляд в прошлое, дающий новый материал для обобщений. Это позволило авторам ряда повестей: С. Залыгину («На Иртыше». 1964), К. Солоухину («Капля росы», 1960), М. Алексееву («Хлеб — имя существительное», 1964), С. Крутилину(«Липяги», 1964) — обратившимся к узловым периодам в истории советской деревни, не только пополнить наблюдения и оценки своих предшественников в литературе, но в ряде случаев и переосмыслить их, обозначив перспективы развития «деревенского» романа. Особенно ярко это заметно в повестях С. Залыгина «На Иртыше» и В. Белова «Привычное дело» (1966).

Крепкий мужик Степан Чаузов, деревенский философ Нечай, председатель Павел Печура — герои повести «На Иртыше» — не олицетворение старой «заскорузлой» Руси, а люди с развитым чувством собственного достоинства, понимающие в своих делах больше, нежели уполномоченные из района. Главный герой Степан Чаузов, больше десяти лет отдавший утверждению советской власти на селе, умный, честный, по-крестьянски сметливый человек, оказывается в ситуации неправедного раскулачивания. Понадобилась большая дистанция времени, чтобы общественное сознание изменилось и люди, подобные Чаузову, были поняты.

Заслуга С. Залыгина состоит в том, что героя своего он показывает многосторонне и углубленно, с симпатией, и полемизируя с предшествующей литературной традицией, разделяет право своего героя, названного кулаком, на неспешное переустройство мужицкой жизни, когда тот на вопрос следователя, что же советская власть должна прежде всего в мужике понять, отвечает. «Выше сознательности с него не спрашивать. Сколь мужику втолковали, сколь он сам понял — столько с него и возьми. А выше моего же пупка прыгать меня не заставляй — я и вовсе не в ту сторону упрыгну». Позднее к изучению подобного характера и близких обстоятельств обратился в романе «Касьян Остудный» (1983) И. Акулов.

В образе Ивана Африкаиовнча Дрынова («Привычное дело» В. Белова) сосуществуют два начала: социальное и природное. Как человек социальный Иван Афрнканович воевал, заслужив орден Солдатской Славы, он депутат местного Совета, при этом ночью, крадучись, так, чтоб никто не видел, пытается заготовить сено для своей коровы Рогули, кормилицы его многодетной семьи. Социальная жизнь героя трагична и наглядно показывает, в каких тяжелейших условиях живет деревня после войны, лишенная элементарных средств к существованию и выталкивающая своих сыновей в город на заработки. Несостоявшаяся попытка Ивана Афрнкановича уехать в город заканчивается бедой. В нем, «природном» человеке, сродненном с живой жизнью, продолжается традиция русской литературы, связанная с образом Калиныча из рассказа И.С. Тургенева «Хорь и Калиныч». Новаторство В. Белова состоит в том, что, поэтизируя мир «природного» человека, он видит и его ограниченность, социальную инфантильность («пошехонство» Ивана Афрнкановича). Исторически известный, но не часто встречающийся тип народной жизни понадобился писателю для того, чтобы заострить безысходность крестьянской жизни.

Повестью В. Белова начинается изучение в прозе проблемы раскрестьянивания, судьбы русской деревин в XX в., к которым будут обращаться почти все «деревенские» писатели.

Одним из эффективных способов сближения прозы с жизнью явилось своеобразное преломление изображенного в ней мира через призму лирического Я автора. В острых спорах и в творчестве прозаики и поэты отстаивали свое право на самовыражение. «Лиризация» в литературе появлялась по-разному в разное историческое время. Особая интенсивность лирического начала отмечена в русской прозе второй половины 50-х — 60-х годов, особенно в жанрах рассказа и повести. Такая проза, как правило, сюжетно ослаблена, повествование держится на ассоциативных сцеплениях, подчинено логике мысли; ей свойственно преобладание лирического мироощущения, повышенная эмоциональность, тяготение к формам повествования от первого лица, монологичность, обнаженность авторской позиции.

Источник: Зайцев В.А. и др. История русской литературы второй половины XX века. М.: Высшая школа, 2004

Понравился материал?
5
Рассказать друзьям:
Категория: Сочинения на общие темы | Добавил: katerina510 (21.01.2016)
Просмотров: 3521 | Теги: деревенская проза