Меню сайта

Статьи » Зарубежная литература » Манн Т.

Тема распада семьи в романе Т. Манна "Будденброки" (с цитатами)

  • Статья
  • Еще по теме

            Первый роман Томаса Манна, "Будденброки", изображает упадок патриархальной купеческой семьи 19 века из города Любек. Действие романа охватывает время с 1835 по 1877 годы и описывает четыре поколения этой семьи. Роман был опубликован в 1901 году, когда Манну было всего 25 лет, а в 1929 году писатель был удостоен Нобелевской премии за свое произведение.

            "Будденброки" - отчасти автобиографический роман, частично изображающий историю семьи автора. Образ одного из трех братьев, Томаса, имеет сходство с личностью отца немецкого писателя, в образе Христиана можно найти черты его дяди - Фридриха Вильгельма, а Тони похожа на тетю Томаса Манна, Элизабет. Прототипом напряженных отношений между Томасом и Христианом послужило соперничество Томаса Манна и его старшего брата Герниха.

            Роман восходит к реализму 19 века, но включает в себя модернистские элементы и черты декаданса, пессимизма, который был широко распространен в Германии в 1900-е гг. и являлся реакцией на быструю индустриализацию Германии после объединения в 1871 году.

            Вдохновили писателя философы Шопенгауэр и Ницше. И тот, и другой считали, что исторический прогресс является иллюзией, а единственная истинная реальность - воля. Один из ярких моментов в романе - в конце 10 части, когда Томас Будденброк читает произведение Шопенгауэра "Мир как воля и представление". То есть, произведение "Будденброки", опубликованное на рубеже веков, отмечает собой переход, когда реалистическое повествование приобретает черты рефлексии.

            Можно провести параллель между упадком семьи Будденброков и упадком ганзейского города Любек. В конце 19 века многие немецкие города среднего размера потеряли свое экономическое значение, а то время как крупные города Гамбург и Берлин стремительно росли. Но кроме ссылки на исторические события, подразумевается и другая размерность - фундаментальная, вневременная, мифологическая. Например, судьба Будденброков повторяет судьбу прежних владельцев их дома, Ратенкампов, постепенно потерявших свою конкурентоспособность.

            Таким образом, объяснить причину упадка Будденброков чем-то одним вряд ли возможно. Она может быть как в нежелании адаптироваться и изменяющимся внешним историческим обстоятельствам, так и во внутреннем кризисе, связанном с психологическими и биологическими факторами. Каждое последующее поколение Будденброков становится все слабее, нерешительнее и все более склонным к эстетизму. Последний мужчина в роду, Ханно, растрачивает последнюю энергию, играя на фортепиано вариации на темы Вагнера. Является ли это отражением широких социально-исторических тенденций, или Будденброки просто растратили все силы и обречены замкнуть очередной круг цикла?

            Противоречие между историческими и внеисторическими интерпретациями романа отражается в дебатах и соперничестве между Будденброками и Хагенштремами. Критик-марксист Георг Лукач интерпретировал это соперничество как символ исторического перехода от бюргерства к буржуазии, то есть от старомодного патернализма к беспощадному, безличному капитализму. Согласно этому прочтению, Будденброки не могут приспособиться к новому способу ведения бизнеса, который представляют Хагенштремы, опирающемуся на кредитах, высоких рисках и безжалостной спекуляции.

            Однако, Томас Манн не на стороне буржуазии, он ее критикует. Социальная критика буржуазии особенно отчетливо проявляется при характеристике третьего поколения семьи Будденброк: Антонии, Христиана и Томаса, а также в темах, являющихся лейтмотивами романа.

            В судьбе Антонии Будденброк мы находим критику автора взглядов общества на место женщины в нем. С детства от Антонии, или Тони, как ее ласково называют, ждут, что она выйдет замуж не по любви, а по расчету, и тем самым поддержит семейный бизнес. Родители Тони убеждают ее выйти замуж за предпринимателя Грюнлиха, человека намного старше ее. И если до помолвки он проявлял к ней какой-то интерес, или хотя бы стремился это показать, то после замужества отношение этого господина к Тони становится просто отношением собственника (см. цитату 1). Этот брак - очень яркая иллюстрация того, к чему приводит холодный расчет, жажда наживы и обман буржуазии, с одной стороны, и изжившее себя отношение к женщине как к существу, лишенному воли, обязанному безропотно подчиняться и действовать только в интересах семьи - с другой. Следующий брак с господином Перманедером, изменявшим ей, также не приносит Тони счастья, и в итоге она остается одинокой озлобленной женщиной со скандальной репутацией.

            Центральная фигура романа - Томас Будденброк-старший. Томас самоотверженно продолжает семейный бизнес, как и следует старшему сыну. Вначале он энергичен, жаждет идти в ногу со временем. Но постепенно движущая сила его действий ослабевает. Эта движущая сила - по сути та же сила, которая заставила Тони выйти замуж за господина Грюнлиха,- семейная гордость и чувство собственной важности. К концу своей жизни Томас понимает, что в его стремлении к величию он потерял свою "истинную сущность" (см. цитату 2). Социальные ценности и нормы буржуазии, способствовавшие ее расцвету, в конечном счете, сами же и приведут ее к потере жизненной силы и гибели.

            В то же время, упадок семьи Будденброков виноваты не только внешние факторы, но и внутренние - желание соответствовать стандартам. Для того, чтобы выжить, по мнению членов семьи Будденброк, необходимы были две вещи: деньги и наследник. Томас Манн подчеркивает, насколько важными для семьи были материальные блага. Автор в подробностях описывает детали интерьера дома Будденброков. (см. цитату 3). Интерьер комнат должен свидетельствовать о богатстве и принадлежности к высшему классу. Семья продолжала выставлять напоказ предметы роскоши, даже когда бизнес шел плохо и денег не хватало. Приверженность к материальным благам также характеризует эпизод, когда Тони не может отказаться от прислуги, несмотря на нехватку средств на ее содержание. (см. цитату 4). Эта старомодная приверженность к роскоши в 19 веке, веке модернизации, вместе с нежеланием менять свой образ жизни и свои взгляды на мир делает Будденброков полностью неконкурентоспособными. В конце романа (в конце 19 века) вместе с появлением фондовых рынков и акционерных обществ накопление капитала стало носить обезличенный характер, а экономика из рук отдельных семейных фирм перешла в руки этих обществ.

            Другая черта современного ему общества, которую критикует автор, -классовое различие. Томас Манн иллюстрирует это несколькими сценами. Одна из них - описание людей, ждущих снаружи зала заседаний, чтобы узнать результат выборов в местный Сенат. Разница между низшим классом и представителями среднего класса просто поразительна. Низшие классы - более грубо и бедно одеты, в то время как одежда среднего класса намного лучше. (см. цитату 5). Язык нижнего класса прост, а среднего - изыскан, что говорит о разнице в образовании между ними. Еще одна иллюстрация этого различия - отношения между Тони и Мортена, студента, сына капитана дальнего плавания. Тони влюблена в юношу, в чем сама ему призналась (см. цитату 6), но тем не менее выходит замуж за Грюнлиха, поскольку у Мортена нет необходимого социального статуса.

            Историческая мораль и идеи этого произведения могут показаться несколько устаревшими. Тем не менее, тема семьи всегда будет актуальна, поскольку семья является социальным институтом, оказывающим большое влияние на жизнь людей в любое время.

Цитата 1:

 

 "Обхождение его с невестой было исполнено предупредительной деликатности - чего, впрочем, и ждали от него, - без излишней церемонности, но и без навязчивости, без каких бы то ни было неуместных нежностей. Скромный и ласковый поцелуй в лоб в присутствии родителей скрепил обряд обручения. Временами  Тони удивлялась, как мало его радость соответствовала отчаянию, которое он выказал при ее отказе. Теперь в его глазах, когда он смотрел на нее, читалось разве что довольство собственника. Правда, изредка, когда они оставались вдвоем, на него находило веселое настроение: он поддразнивал ее, пытался усадить к себе на колени и голосом, срывающимся от игривости, спрашивал:

   - Ну что, все-таки изловил я тебя, зацапал, а?

   На что Тони отвечала:

   - Сударь, вы забываетесь, - и торопилась высвободиться."

 

Цитата 2:

 

" Взлеты фантазии, вера в лучшие идеалы - все это ушло вместе с молодостью. Шутить работая  и работать шутя, полувсерьез, полунасмешливо относясь к собственным честолюбивым замыслам, стремиться к цели,  которой придаешь чисто символическое значение, - для  таких задорно-скептических компромиссов, для такой умной половинчатости потребны свежесть, юмор, спокойствие духа, а  Томас Будденброк чувствовал себя безмерно утомленным, надломленным. Того, что ему дано было достигнуть, он достиг и прекрасно отдавал себе отчет, что вершина его жизненного пути давно уже пройдена, если только, поправлял он себя, на таком заурядном и низменном пути можно вообще говорить о вершинах".

 

Цитата 3.

 

Описание столовой дома Будденброков: " Статуи богов на небесно-голубом фоне шпалер почти рельефно выступали между стройных колонн. Тяжелые красные занавеси на окнах были плотно задвинуты. Во всех четырех углах комнаты в высоких золоченых канделябрах горело по восемь свечей, не считая тех, что были расставлены на столе в серебряных подсвечниках. Над громоздким буфетом, напротив двери в ландшафтную, висела большая картина - какой-то итальянский залив, туманно-голубые дали которого выглядели особенно красиво в этом освещении. Вдоль стен стояли большие диваны с прямыми спинками, обитые красным Дамаском".

 

Цитата 4:

 

" - Ты плохая мать, Антония.

   - Плохая мать? Да я просто не успеваю. Хозяйство отнимает у  меня все время! Я просыпаюсь с двадцатью замыслами в голове, которые нужно осуществить за день, и ложусь с сорока новыми, к исполнению которых я еще не приступила!..

   - У нас две прислуги. Такая молодая женщина...

   - Две прислуги? Вот это мило! Тинка моет посуду, чистит платье, убирает, подает к столу. У кухарки дел выше головы: ты с самого утра уже ешь котлеты... Подумай немножко, Грюнлих! Рано или поздно к Эрике придется взять бонну-воспитательницу.

   - Нам не по средствам с этих лет держать для нее особого человека.

   - Не по средствам? О боже! Нет, ты действительно смешон! Да что мы, нищие, чтобы отказывать себе в самом необходимом?

<...>  - А ты? Ты разоряешь меня.

   - Я?.. Я тебя разоряю?

   - Да. Ты разоряешь меня своей леностью, желанием все делать чужими руками, неразумными издержками.

   -  О, пожалуйста, не попрекай меня моим хорошим воспитанием! В родительском доме мне не приходилось и пальцем шевельнуть. Теперь - и  мне это нелегко далось - я свыклась с обязанностями хозяйки, не я вправе требовать, чтобы ты не отказывал мне в необходимом. Мой отец богатый человек: ему и в голову не могло прийти, что у меня будет недостаток в прислуге..."

 

Цитата 5:

 

"  -   Здесь, на улице, собрались представители всех классов общества.  Моряки с открытыми татуированными шеями стоят, засунув руки в широкие и  глубокие карманы брюк; грузчики в блузах и коротких штанах из  черной  промасленной парусины, с мужественными и простодушными  лицами;  ломовики  с  бичами  в руках, - они слезли со своих доверху  нагруженных  мешками  подвод,  чтобы узнать результаты выборов; служанки в  завязанных  на  груди  косынках,  в передниках поверх толстых полосатых юбок, в беленьких чепчиках на затылке, с корзинами в обнаженных руках; торговки рыбой и зеленью,  даже  несколько смазливеньких цветочниц в голландских чепчиках, в коротких юбках  и  белых кофточках с широкими сборчатыми рукавами, струящимися  из  вышитых  лифов; тут и торговцы, без шапок  выскочившие  из  близлежащих  лавок;  оживленно обменивающиеся мнениями и хорошо одетые молодые люди - сыновья  зажиточных купцов, проходящие обучение в конторах своих отцов или их приятелей,  даже школьники с сумками для книг в руках или ранцами за плечами."


 

Цитата 6:


 

"  - Я знаю, Мортен. - Она тихонько перебила его, не сводя глаз со своей руки, медленно пересыпавшей сквозь пальцы тонкий, почти белый песок.

   - Вы знаете!.. И вы... фрейлейн Тони...

   - Да, Мортен. Я верю в вас. И вы мне очень по душе. Больше,  чем кто-либо из всех, кого я знаю".

Понравился материал?
7
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Манн Т. | Добавил: katerina510 (26.11.2015)
Просмотров: 5020 | Теги: Будденброки