Меню сайта

Статьи » Зарубежная литература » Другие авторы

Пабло Неруда: биография и творчество чилийского поэта

  • Статья
  • Еще по теме

Рикардо Нефтали Рейес Басоальто родился 12 июля 1904 г. и начал с 1920 г. выступать под именем Пабло Неруда. До самой смерти поэт не переставал глядеть на мир восхищенными глазами подростка, затерянного в зеленых просторах чилийского Юга. «Неисчислимая флора», вулканы и горные реки, пожары и землетрясения, запахи перегноя и сырой древесины, бесконечные дожди, громовые раскаты океанских волн, хриплые гудки паровозов, заблудившихся в зимней ночи, — все это вошло в его поэзию смолоду и осталось в ней навсегда.

Хименес, различивший в стихах Неруды нестройные голоса первобытных стихий, не заметил, однако, какая жажда гармонии жила в этом варваре, который с пронзительной остротой ощущал свою причастность ко всеобщему бытию и, став автором первой, во многом ученической, книги стихов «Собранье закатов» (1923), уже мечтал об эпической поэзии, способной объять и упорядочить все мироздание.

Но мерою всех вещей для него неизменно оставался человек, неповторимая личность, переживающая и осмысливающая целый мир. Став поэтом в эпоху, когда счет пошел на миллионы и ценность отдельного человека была перечеркнута («Единица вздор, единица ноль», — утверждал Маяковский), Неруда упрямо не отступался от единицы. Читателей, в особенности молодых, покорили своим обнаженным лиризмом его «Двадцать стихотворений о любви и одна песня отчаянья» (1924), общий тираж которых еще лет тридцать назад превысил миллион экземпляров и которые в испаноязычных странах Америки до сих пор остаются настольной книгой влюбленных.

Поступив в 1927 г. на дипломатическую службу, Пабло Неруда провел несколько лет в странах Востока — в Бирме, на Цейлоне, на Яве, в Сингапуре... В разлуке с родиной, вдали от друзей, подчас терзаемый унизительной бедностью, поэт прошел школу отчаянного одиночества. Из этой школы и вынес он книгу «Местожительство — земля», где прозвучал голос человека Латинской Америки, который стал современником всего человечества в эпоху распада, потрясений и катастроф.

В 1932 г. Пабло Неруда приехал на родину, в Чили, а двумя годами спустя — в Испанию. Здесь и застало его начало франкистского мятежа. Потрясенный увиденным, поэт принимает решение, надолго определившее его судьбу: «Когда на испанской земле гибнут дети, которые родились не для того, чтобы быть погребенными, дети, светлые глаза которых могли бы затмить свет солнца, ... я не могу, не могу молчаливо созерцать жизнь и мир, я должен выйти на дорогу и кричать, кричать до конца дней моих». И здесь же он начинает писать стихи, каких еще никогда не писал, — стихи, посвященные испанской трагедии, призванные стать оружием в борьбе за свободу. Они составили книгу «Испания в сердце», которая вышла в Чили в 1937 г., а осенью 1938 г. была переиздана в самой Испании, в прифронтовой полосе, со вступлением, где говорилось: «Солдаты республики сами изготовили бумагу для книги, набрали и напечатали ее».

На испанской земле Пабло Неруда связал свою судьбу с коммунистами — членом Коммунистической партии Чили он станет в июле 1945 г. Выбор, который он сделал и которому остался верен до конца жизни, был продиктован не только его гражданскими чувствами, но и насущными нуждами его творчества. Коммунистическая мифология, провозглашавшая себя научным мировоззрением, указала нерудовской поэзии выход из одиночества, предложила ей высокий идеал всечеловеческого братства. Учение, в которое Пабло Неруда поверил однажды и навсегда, предстало ему единственным средством освободить человечество, а значит, и человека, достичь вожделенной всеобщей гармонии. Осуществлению этой утопии поэт на долгие годы подчинил жизнь и творчество, что и дало ему крылья для высочайших взлетов и стало причиной очевидных теперь заблуждений.

Позицию, занятую Нерудой, разделяли многие выдающиеся революционные поэты двадцатого столетия — Маяковский, Брехт, Хикмет, Арагон, Альберти... Однако позиция эта неумолимо требовала не только самоотверженного служения, но и безоговорочного приятия тех средств, какими оправдывалась великая цель. А такое приятие обернулось постыдной слепотой перед лицом страданий и гибели миллионов людей, принесенных в жертву небывалому социальному эксперименту...

Вернувшись в Чили, Пабло Неруда объехал страну, читая стихи и все отчетливей ощущая, как необходима поэзия простым людям его земли. Тогда и возник замысел большой поэмы о родине, «Всеобщей песни Чили», которая оказалась завязью еще более масштабного замысла, вызревавшего почти десять лет.

Десятилетие это, ставшее временем активнейшей политической деятельности и неразрывного с нею, поистине вулканического творчества, превратило Пабло Неруду в живую легенду, олицетворение светлых надежд и великих иллюзий нашего века. Не было, пожалуй, места на земле, где не слыхали бы о чилийском поэте, который восславил сражающийся Сталинград, стал «шахтерским сенатором», бросил в лицо президенту грозное «Я обвиняю!», объявлен был вне закона и тогда, укрываемый своим народом, переходя «от двери к двери, от руки к руке», именно в этих подпольных скитаниях создал величественный поэтический эпос Латинской Америки — «Всеобщую песнь».

Свою Главную Книгу Пабло Неруда закончил 5 февраля 1949 г. А 25 апреля он, тайно покинувший родину и под чужим именем добравшийся до Европы, поднялся на трибуну Всемирного конгресса сторонников мира в Париже. С этого времени он становится одним из руководителей движения сторонников мира, развернувшегося в международном масштабе, совершает поездки по странам Европы и Азии, выступает на митингах и конгрессах. В июне 1949 г. он приехал в Советский Союз, где часто бывал и впоследствии. И все, что увидел и пережил он за эти годы, претворялось в бесчисленные стихи и поэмы...

В августе 1952 г. огромная толпа жителей чилийской столицы встречала в аэропорту Пабло Неруду. Пятидесятилетний юбилей поэта превратился в национальное торжество. В бурной жизни его наступает период относительного спокойствия. Защищенный от преследований всемирной известностью, он живет в Чили, а если вновь пускается в странствия, то лишь по собственной воле. Но по-прежнему отдается общественному служению — такому, как его понимает. И еще более интенсивно, чем раньше, пишет стихи, выпускает одну за другой книги, каждая из которых — разведка новых, еще не освоенных поэзией областей жизни.

В громадном цикле «Од изначальным вещам», опубликованном тремя томами с 1954 по 1957 г., Пабло Неруда создает лирику широчайшего охвата жизни, обращаясь к стихиям природы и к обиходным предметам, ко временам года и к человеческим чувствам, стремясь озарить все это лучами исповедуемого поэтом вероучения.

Неруда так и не успел усомниться в истинности этого вероучения, но, по крайней мере, его догмам он чужд в «Книге сумасбродств» (1958), стихотворения которой не только выражают опыт поэта, но и переосмысливают его в смеховом карнавальном ключе. Поэт издевается здесь над всякой «односторонней серьезностью», заставляет увидеть жизнь свободным от предвзятости взглядом, и если не отказывается от своего мировоззрения, то, во всяком случае, несколько расшатывает его монолитность. А еще через десять лет в стихотворной книге «Светопреставление» (1969), написанной по свежим следам вторжения советских войск в Чехословакию, поэт расстается со многими (хотя и не со всеми) иллюзиями, горестно подводит плачевные итоги всему двадцатому веку и оставляет себе, в сущности, одну только веру — веру в неисчерпаемость самой человеческой природы: «человек — бесконечен».

И не так даже вера, как верность — верность своей партии, верность тем общественным силам, с которыми навсегда связал он жизнь, снова бросила Пабло Неруду в эпицентр бури, назревавшей в его стране. Выдвинутый кандидатом в президенты Чили, он, во имя единства демократического лагеря, снял свою кандидатуру в пользу Сальвадора Альенде. А когда выборы принесли победу Народному единству, поэт принялся защищать революционные преобразования в Чили на международной арене, став послом Чилийской республики во Франции.

Споры, не утихавшие вокруг его имени, яростные нападки, которым подвергалась его деятельность, да и его стихи, уже не могли помешать мировому признанию, завоеванному творчеством чилийского поэта, заговорившего от лица целого континента, запечатлевшего трагический опыт огромной части человечества — опыт жестокой борьбы во имя великих, несбывшихся и все же бессмертных надежд. В октябре 1971 г. Пабло Неруде — второму из поэтов Латинской Америки — была присуждена Нобелевская премия по литературе.

Тяжелая болезнь заставила Неруду вернуться на родину. Здесь он вновь активно включается в политическую борьбу, достигшую максимального накала, пишет и публикует боевые, откровенно агитационные стихи в защиту чилийской революции. Между тем зловещий недуг неуклонно развивался, и последние месяцы жизни поэт безвыездно провел в своем доме на берегу Тихого океана. Однако мужество и неукротимая воля к творчеству его не покинули. Именно в эти месяцы судьба подарила Неруде могучий творческий взлет. Он создает одновременно восемь поэтических книг и диктует свои мемуары под скромным — паче гордости — заглавием «Признаюсь: я жил».

Воля Неруды, казалось, заставила отступить даже смерть. Но вспыхнувший в Чили мятеж, гибель Сальвадора Альенде, разгул террора в стране — всего этого сердце поэта уже не могло выдержать, и 23 сентября 1973 г. оно остановилось.

Вышедшие посмертно поэтические книги Пабло Неруды стали его завещанием. Здесь стихи пронизаны предчувствием близкой кончины, перед лицом которой поэт не замыкается в себе — напротив, с особенной остротой переживая неповторимую прелесть каждого мгновения, он распахивает сердце навстречу всему миру.

Источник: Поэты - лауреаты Нобелевской премии. Антология / Ред.-сост. О. Жданко. М.: Панорама, 1997

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Другие авторы | Добавил: katerina510 (19.12.2016)
Просмотров: 1336 | Теги: Пабло Неруда, творчество Неруды, Неруда