Меню сайта

Статьи » Теория литературы и др. » Теория литературы

Национальный язык. Разговорный, литературный и поэтический язык

  • Статья
  • Еще по теме

Единый национальный язык возникает в результате длительной интеграций не только сословных, но и территориальных диалектов, в процессе, если можно так выразиться, прямо противоположном Вавилонскому столпотворению. Замкнутое, натуральное хозяйство обособляет людей, консервирует их местные словечки, языковые клише... Стоит ли удивляться, что жители одной и той же страны с трудом понимают своих соотечественников-соседей. Пожалуй, самый яркий пример такого рода представляла Германия XVIII века, на территории которой было приблизительно столько же разных княжеств (каждое со своим диалектом!), сколько насчитывается дней в году. Диалектное расслоение как следствие былой феодальной раздробленности даже в современном немецком языке общеизвестно. Образование единого централизованного государства способствует и образованию единого национального языка.

Любой национальный язык - системное единство трех его основных слагаемых, которые частично совпадают, приблизительно как олимпийские кольца: язык разговорный, язык литературный и язык поэтический.

Язык разговорный существует на диалектной основе и служит для бытового, интимного, непроизвольного общения. Основная и единственная его функция — коммуникативная. Это язык принципиально не обработанный, импровизационный, допускающий вольности и шероховатости. Разговорный язык свободен в употреблении ненормативной лексики: индивидуальных неологизмов, диалектизмов, провинциализмов, профессионализмов, жаргонизмов, просторечий и даже в определенных ситуациях вульгаризмов, пользуется рискованными словосочетаниями и раскованными синтаксическими конструкциями, не отличается выдержанным стилистическим полем, откровенно эклектичен.

Литературный язык не нужно смешивать с языком художественной литературы. Он получил свое название благодаря тому, что письменная литература сыграла основную роль в его образовании, становлении и развитии. Литературный язык есть язык нормированный, правильный, принятый в официальном обращении. Это язык прессы, радио, телевидения, публичных выступлений. Он не допускает аномальных отклонений ни в стилистике, ни в синтаксисе, ни в лексике. Литературный язык возникает на определенном этапе исторического развития представляющего его народа, как правило, в эпоху ликвидации феодальной раздробленности, национальной консолидации и политического объединения на основе лидерства наиболее продвинутой в политическом, экономическом и культурном отношении части страны. Например, русский литературный язык базировался на московском диалекте. Унификация языковых норм на первых порах достигается благодаря торговле, а также деятельности странствующих певцов и актеров. Позднее, с появлением больших городов и учреждением столиц, сказывается влияние университетов, театров, семинарий и школ и, конечно, общенациональной художественной литературы и публицистики. Окончательную отделку образцового литературного языка берут на себя средства массовой информации, хотя они же нередко действуют и в деструктивном плане. Нормирование литературного языка осуществляется обычно в письменной форме. Поэтому письмо справедливо называют второй формой существования литературного языка.

Поэтический язык — язык собственно художественной литературы. Будучи основой национального литературного языка, он имеет свои специфические особенности. Наряду с коммуникативной функцией, которая, как мы могли убедиться, простирается далеко за пределы одного поколения, поэтический язык в еще большей степени наделен функцией эстетической. Усредненному клишированному языку в его разговорной и литературной форме он решительно противостоит как неповторимое выражение индивидуального личностного начала.

В лингвистической и литературоведческой стилистике (лингвопоэтике) существует понятие так называемого "индивидуально-стилевого контекста" — репрезентативного отрезка текста, по которому можно установить его авторскую принадлежность. Так, вполне реально и осязаемо существуют «индивидуально-стилевые контексты»: «Слово о полку Игореве», «Даниил Заточник», "Протопоп Аввакум", "Пушкин", "Лермонтов", "Тургенев", «Достоевский», "Толстой", «Лесков», «Бунин», «Набоков», «Солженицын» и так до бесконечности. Иногда двух-трех фраз достаточно, чтобы реконструировать индивидуальные приметы почерка того или иного мастера.

Возьмем, для примера, индивидуально-стилевой контекст «Андрей Платонов» в виде отрывка из рассказа писателя «Третий сын»: «Если бы мать могла, она бы жила всегда, чтобы ее сыновья не тратили своего сердца, оплакивая ее. Но мать не вытерпела жить долго». Конечно, так мог написать только автор «Чевенгура» и «Котлована». Неожиданное и сильное слово "не вытерпела" по отношению к способности жить, мучительная экспрессия самого содержания, самого терпения жить… Центральное слово всей фразы прогибается под чрезмерной смысловой нагрузкой и ведет себя столь же активно, как в поэзии. Не забудем при этом, что начинал замечательный прозаик именно с поэтического поприща, издав в воронежском Пролеткульте свой первый стихотворный сборник.

Незавершенный роман Льва Толстого "Декабристы" начинается синтаксическим периодом в 698 слов! Это не только бросающееся в глаза коренное свойство художественного мышления писателя, его стилистики, но и характерная особенность его, толстовского, видения мира, которую он властно навязывает читателю: мы обозреваем его вместе с Толстым длинным пристальным взглядом, анализирующим и оценивающим одновременно.

Итак, каждый писатель вольно или невольно вырабатывает свой неповторимый вариант поэтического языка, релевантные свойства которого представляет индивидуально-стилевой контекст его творчества, который внутри себя, однако, также не однороден. Язык даже одного и того же автора меняется подобно почерку на разных этапах его творческого пути, в зависимости от объекта приложения его творческой энергии, родовой, жанрово-видовой, структурной специфики его произведений и т.д.

Между частными и общими контекстами поэтического языка существует сложная взаимосвязь, без учета которой невозможно адекватным образом оценить не только специфику идиостиля того или иного писателя, но даже значение того или иного слова в конкретном его произведении. Зависимость семантики слова от его погруженности в тот или иной художественный контекст особенно велика в лирике. Решающее эстетическое воздействие контекста, интенсивность смысловых взаимодействий неотъемлемо свойственны любому виду словесного искусства, не говоря уже о лирической поэзии, где взаимодействия особенно динамичны...

Поэзия — особый способ художественного познания вещей в их неповторимых аспектах, обобщенных и одновременно единичных, тем самым недоступных познанию научно-логическому. Эта неповторимость, единичность концепции для лирической поэзии нового времени еще более обязательны, чем подчеркнутая индивидуальность автора или героя. Вот почему поэтическое слово — всегда слово, преображенное контекстом (формы этого преображения многообразны), качественно отличающееся от своего прозаического двойника»

Внешним образом поэтический язык оперирует теми же единицами речи, что и разговорный, и литературный язык. Поэтому он нисколько не защищен от профанации, от заведомо неадекватной поэтическому замыслу интерпретации.

Поэтический язык, в отличие от родственных ему разговорного и литературного языков, Ю.М. Лотман определил как искусственный язык или, в его структуральной терминологии, как «вторичную моделирующую систему», обладающую несравненно большей сложностью и информационной плотностью сравнительно с естественными языками. Такая постановка вопроса предостерегает от упрощенного взгляда на поэтический текст, актуализирует условный, игровой характер функционирующих в его системе речевых элементов, обнажает их целенаправленный образный смысл.

Как уже отмечалось выше, язык в широком смысле есть образная форма отражения действительности, которая не существует вне собственно словесно-речевой формы воплощения всей системы образов, составляющих художественный космос. Конечно, образные средства в известной мере используются и в разговорном просторечии, и в общелитературном нормированном языке, но, разумеется, не в той последовательности и сгущенности, которые свойственны собственно речи художественной. Поэтический язык активно эксплуатирует, а иной раз и сознательно имитирует, преследуя определенные художественные цели, характерные формы разговорного и литературного языка.

Язык художественных произведений — предмет изучения как лингвистики, так и литературоведения. Однако обе дружественные филологические дисциплины рассматривают его под специфическим углом зрения. Если языковеда интересуют в основном общие закономерности функционирования национального языка под пером выдающихся мастеров, их упорядочивающее, нормирующее значение в становлении языка литературного (не случайно тексты диктантов, упражнения и примеры в школьных и вузовских грамматиках подбираются из произведений отечественной классики!), то литературовед сосредоточивает свое внимание главным образом на конкретном использовании языка для художественного изображения действительности, человека и общества в определенных литературных произведениях, идиостилях тех или иных писателей, школ, течений и направлений.

Впрочем интересы лингвистов и литературоведов естественно, "мирным путем" перекрещиваются, если они обращаются к смежной области применения своих знаний — лингвопоэтике.

Источник: Федотов О.И. Основы теории литературы: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений: В 2 ч. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. - Ч.1

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Категория: Теория литературы | Добавил: katerina510 (13.05.2016)
Просмотров: 3042 | Теги: разговорный язык, язык, литературный язык, поэтический язык, национальный язык