Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Другие авторы

Антоний Погорельский: обзор творчества писателя

  • Статья
  • Еще по теме

Под псевдонимом Погорельский в русской литературе получил известность Перовский (1787-1836), побочный сын одного из виднейших вельмож екатерининского царствования, графа А. К. Разумовского. Будущий писатель — участник войны 1812 г., в литературной своей деятельности был близок к кругу П. Вяземского, В. Жуковского, А. Пушкина. Псевдоним Погорельский взят им по названию сельца на Черниговщине, где писатель жил и творил с 1822 г.

«Лафертовская Маковница»

В 1825 г. вышла в свет повесть Антония Погорельского «Лафертовская Маковница» — одно из первых произведений русской романтической прозы. Занимательный сюжет, живо переданный автором пестрый, колоритный быт московской окраины, ярко очерченные характеры персонажей (простодушного почтальона Онуфрича, его корыстолюбивой супруги, их милой красавицы-дочери Маши и зловещей колдуньи — Машиной бабушки с ее удивительным черным котом, ловко превратившимся в титулярного советника — жениха Мурлыкина) привлекли внимание читателей, вызвали восхищение А. Пушкина. Позже, в своем «Гробовщике», Пушкин сравнил будочника Юрко с почтальоном — персонажем повести Погорельского.

Романтическая интрига, — отказ от нечестно нажитого богатства и неравного брака во имя настоящей любви — своеобразно отражала гуманную идею произведения. Писатель с мягкой иронией и сочувствием, то шутливо и житейски точно, то напряженно, со сгущением красок, характерным для романтизма, рисовал своих героев. Неоднозначность повести вызвала разноречивые мнения современников. Так, стороннику классицизма А. Воейкову показалась неприемлемой фантастическая канва сюжета.

С. Шевырев, напротив, полагал, что в «Лафертовской Маковнице» «фантазия не переступает позволенных границ чудесного, — и все образы, несмотря на сумрак, в который облечены, яснее и живее говорят воображению...».

Однако оба критика слишком серьезно отнеслись к фантастике Погорельского, в то время как сам автор на мнение воображаемого оппонента: «Иной и в самом деле подумает, что Машина бабушка была колдунья», — лукаво возражал: «Для суеверных людей развязок не напасешься», — тем самым подчеркивая сказочный, игровой характер фантастического в повести.

«Двойник, или Мои вечера в Малороссии»

Трезвое, рациональное отношение писателя к чудесному проявилось в цикле его повестей «Двойник, или Мои вечера в Малороссии», включившем «Лафертовскую Маковницу» и вышедшем в свет в 1828 г. Построение книги цельно: повести объединялись беседой между автором и его «двойником» о таинственных происшествиях, свойствах человеческого ума, страстях и поверьях и перекликались с произведениями немецких романтиков, особенно Гофмана, в прямом подражании которому критика не раз винила Погорельского. Но, в отличие от этих авторов, русский писатель никогда не отрывался от реальной действительности, и фантастика в его произведениях, лишенная мистического оттенка, выступала как художественный прием, позволяющий глубже и заостреннее раскрыть жизненные конфликты, в различных ракурсах, с разных точек зрения осветить русскую жизнь. Сам «двойник» автора явился на страницах книги не как потусторонняя мистическая фигура, а скорее как друг-собеседник, которому прежде всего присуще скептическое начало. В то время как автор вроде бы склонен верить в чудесное, его двойник-оппонент безжалостно развенчивает фантастику, дает ей реальное объяснение. Не случайно ссылается он, например, на историю трагической любви юноши к механической кукле — «Пагубные последствия необузданного воображения». Фантастичность этой истории помогает усилить сатирическое звучание произведения, направленного против бездушного светского общества. «Может ли человек влюбиться в куклу?»— спрашивает автор, на что «двойник» ему отвечает: «...мне кажется, мудреного в этом ничего нет. Взгляните на свет: сколько встретите вы кукол обоего пола, которые совершенно ничего иного не делают и делать не умеют, как только гуляют по улицам, пляшут на балах, приседают и улыбаются. Несмотря на то, частехонько в них влюбляются и даже иногда предпочитают их людям, несравненно достойнейшим!».

Рядом с этой повестью художественно менее убедительной представляется повесть «Изидор и Анюта», написанная в традициях сентиментализма. Чувствительная и мелодраматичная ситуация разворачивается на фоне событий Отечественной войны 1812 г., участником которой был Погорельский. К лучшим страницам произведения принадлежит описание беженцев, стремящихся оставить Москву до вступления в нее врага. Здесь нашли отражение личные впечатления автора.

В книгу вошла также весьма характерная для романтической литературы повесть, сюжет которой раскрывает историю нежной привязанности огромной обезьяны к человеку: «Путешествие в дилижансе». Муки совести у главного героя, жестоко поступившего с усыновившим его зверем, как и вообще размышления о людской неблагодарности — предмет последней беседы автора и его «двойника».

Произведения Сборника «Двойник...» Погорельского объединяют высокие моральные идеи: утверждение бескорыстия и гуманизма, протест против пустоты и эгоизма светского общества. Эти идеи роднили автора с близкими ему по духу поэтами — П. Вяземским и В. Жуковским, а также с членами Вольного общества любителей российской словесности, в котором он состоял вместе с К. Рылеевым, А. Бестужевым, Ф. Глинкой и др. В духе философии Просвещения он воспитывал своего племянника — будущего известного поэта и драматурга А. Толстого, для которого написал и поныне любимую детворой волшебную повесть «Черная курица, или Подземные жители» (1829).

«Монастырка»

«Литературная газета», издававшаяся А. Дельвигом при содействии А. Пушкина, начала печатать в 1830 г. роман Погорельского «Монастырка» (1830—1833) — наиболее значительную его книгу: «настоящий, вероятно, первый у нас роман нравов», в котором рецензент газеты отмечал «живость картин, верность описаний, счастливо схваченные нравы Малороссии и прекрасный слог». Прогрессивная общественность сочувственно встретила это произведение. Один из современных критиков писал: «Мы вменяем себе в обязанность сказать, что первую часть "Монастырки" можно прочитать с большим удовольствием. Здесь во всех лицах видишь портреты, верно списанные с природы, довольно одушевленные...»

Главная героиня романа — воспитанница Смольного монастыря сирота Анюта, попавшая после нескольких лет учебы, проведенных в столице, в отдаленную украинскую провинцию, ее простоватая, добрая и деятельная тетушка, тупо-самодовольный изверг-опекун Дюндик со своей властной и жестокой супругой и многие другие действующие лица произведения выписаны ярко, выпукло. Чувствуется стремление автора дать психологическую разработку характеров, не просто познакомить читателя с трогательными и увлекательными превратностями судьбы молоденькой девушки, но раскрыть ее образ мыслей, движения души, наивной и чистой, неискушенной в борьбе со злом. Письма «монастырки», удачно включенные в повествование, дополняют ее милый портрет, обогащают представления читателя о Малороссии в ту пору.

Не все образы равно удались писателю. Штампы сентиментально-развлекательной литературы (благородный влюбленный офицер Блистовский, романтический цыганский атаман Василий и др.) отчасти снижали реальную достоверность изображаемого. Но изрядная доля юмора, верно найденные бытовые детали, легкий изящный слог обеспечили роману заслуженный успех. «Это ясный простой рассказ умного, образованного человека», — отмечал журнал «Московский телеграф», а критик «Литературной газеты» писал, что «язык и слог» произведения «совершенно отвечают требованиям природы и искусства».

Многие приключения героев «Монастырки» напоминают похождения персонажей семейно-авантюрных романов иностранных писателей, пользовавшихся известностью в России. Сама история сироты, притесняемой гонителем-опекуном, насильственное похищение девушки, спасающий ее возлюбленный, таинственный цыган, выручающий Анюту в труднейшей ситуации, легкомысленный лоботряс Прыжков — слепое орудие коварной жены Дюндика и многие другие эпизоды и характеры в меру условны и обретают новизну и естественность лишь благодаря обращению автора к действительному быту Украины, народному юмору. Юмор Погорельского приобретает сатирическую окраску в описании семейства Дюндика, особенно в сцене обучения его дочерей невежественным доморощенным «французом» Софронычем. Автор призывает к отказу от таких «новомодных» затей, идеализирует патриархальное помещичье хозяйство, подобное хозяйству справедливой и добродушной тетушки героини, Анны Андреевны, которая живет по-старинке, заботится о своих крепостных и пользуется их любовью. Высмеивая и осуждая жестокого помещика Дюндика, Погорельский не выходит за рамки умеренного дворянского просветительства и вполне довольствуется существующим порядком, о чем свидетельствует и счастливый конец его повествования, где с легкой иронией автор дорисовывает судьбы персонажей.

Бесспорная художественная одаренность писателя, четкая сюжетная организованность его произведений, интересная бытовая живопись, попытка психологической обрисовки характеров и мягкий юмор отличают произведения Погорельского, которым принадлежит заметное место в русской прозе начала XIX в. Творчество Погорельского способствовало появлению прозаических шедевров Гоголя. «Лафертовскую Маковницу», «Монастырку» с интересом прочтет и современный читатель.

Источник: Энциклопедия русской жизни. Роман и повесть в России второй половины XVIII - начала XX в. / Под ред. В.И. Кулешова. - М.: Книжная палата, 1988

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Другие авторы | Добавил: katerina510 (28.01.2020)
Просмотров: 67 | Теги: творчество Погорельского, Погорельский